Кто проиграл?

1084

Андрей Мовчан поделился:

Поразительный конечно по узости взгляда пост Сергея Васильева. Он безусловно был бы прав — если бы все люди были похожи на него самого как две капли воды. Но кто тогда бы учил, лечил, занимался наукой? Он даже выпускников МФТИ, среди которых множество гениальных ребят уехало за границу и делало уже в 90е передовую науку и IT, пока Сергей акциями торговал, меряет лишь бабками — я срубил, я талант, а ты — профессор MIT — так, середнячок. Это конечно во многом самоуспокоение купца, который мог стать ученым, но не стал. Страна победившего Сергея Васильева конечно будет много лучше России сегодняшней (Сергей умный, порядочный и умеет строить), но из безнадежной отсталости ей не выбраться. Потому что проигравшие на самом деле — мы: те, кто бросил науку и ушел за деньгами. Как и вся страна.

 …

Это будет спорный текст, возможно, многим он не понравится, но я давно хочу об этом написать.

Как я отношусь к эмиграции, к людям, которые приняли решение навсегда уехать из России и жить заграницей?

Я буду писать только о том, что видел сам. Без каких-то общих рассуждений, а лишь на основе собственных наблюдений и впечатлений.

Когда, в начале 90-х, пришла всеобщая разруха, мы (вчерашние студенты физтеха) ринулись искать что-то новое.

Вариантов было несколько:

— Продолжить заниматься наукой, но зарплаты в советских НИИ упали тогда до нищенских, начались повальные увольнения из институтов и работать в науке уже почти не имело смысла,

— искать научную работу заграницей и пытаться вписываться там в чужую новую жизнь,

— начать собственный новый неизведанный бизнес тут, в России.

Если посмотреть по результату, каков процент выпускников выбрал тот или иной вариант для себя, то окажется, что тогда остались в науке не более 3-5 человек из 100. Процентов 10-20 уехали заграницу, остальные начали пробиваться тут, в России.

Причем последовательность выбора для нас, выпускников, была такой – в приоритет был свой, новый бизнес в России. По этому пути шли лучшие, все выпускники с красными дипломами, все кто вчера добивался лучших результатов в науке (в студенческие годы) выбрали для себя бизнес в России.

На Запад поехали те, кто не смог найти себя в бизнесе. Они выбирали путь на Запад не потому, что жаждали научной карьеры, а именно потому, что им не удалось вписаться в новый складывающийся бизнес в России.

На Запад тогда уезжали середнички, те, кто ничего особого не представлял из себя в учебе, в науке. Они ничего не смогли сходу предложить и в бизнесе, а могли лишь предъявить то, что у них было из старого советского актива – диплом об окончании МФТИ. Тогда это еще ценилось в американских и европейских университетах, и поехали туда.

Они уезжали на любую «околонаучную» работу – лаборантов, младших преподавателей и пр. Там не было хороших зарплат, но это было больше, чем зарплаты, который в тот момент были в разваливающихся советских НИИ.

Но, безусловно, их доходы не шли ни в какое сравнение с доходами тех, кто остался в России и выбрали для себя стезю бизнеса.

Новые русские бизнесмены были на голову круче любых своих сокурсников, кто устроился на Западе в какие-то университеты. В наших внутренних разговорах, уехавших тогда заграницу ребят, мы считали неудачниками.

Таковой была первая волна эмиграции, 90-х.

Далее настали нулевые.

В эти годы все смешалось, часть тех, кто понял, что проиграл, уехав из России, стали возвращаться. Но места в бизнесе были уже заняты, а начать что-то новое в конкуренции со своими сверстниками, кто никуда не уезжал и сумел уже встроиться в новую жизнь – было очень трудно.

Попытавшись вернуться, многие помыкавшись в непростых хитросплетениях российского бизнеса, поняли, что ловить тут нечего и опять вернулись назад. Там, на Западе, у них не было таких перспектив, как у их сверстников в России, но все-таки какую-то работу найти было можно. И они окончательно, уже от безысходности, стали навсегда окапываться заграницей.

К этому моменту пришла вторая новая волна постсоветской эмиграции.

Это были уже бизнесмены 90-х, который, как-то заработали свои деньги в России, но легальность их новых капиталов была под опасностью и они решили спрятаться в Европе. Эти люди уезжали в основном не за хорошей жизнью на Запад, они и без формальной эмиграции, могли спокойно приезжать на Запад и отдыхать. Они уже научились жить по-западному, отдыхать по-западному.

Этим их было уже не удивить.

Они просто прятались. Кто-то от правосудия, кто-то бандитов, кто-то от кредиторов или обманутых партнеров.
Бизнес в России – не простая вещь. Как бы ты не прятался в России, ты все равно на виду и многие приняли решение – уехать. Они уезжали из-за проблем. Они заработали свои деньги в России, они умели зарабатывать только в России, но были вынуждены убежать. Они проиграли в конкуренции, или государству, или каким-то партнерам, от которых решили уехать.

К таким можно, к примеру, отнести всех сбежавших банкиров, обанкротившихся банков. Или плеяда юкосовцев, которые проиграли свою борьбу Сечину и Путину.

Я не хочу тут обсуждать правоту одних или других, я лишь констатирую, что уехали те, кто проиграл.

Как и в первой волне(90-х), так и во второй волне (нулевых), в эмиграцию подались проигравшие.

Почему-то принято считать, что путь эмиграции принимают сильные, решительные и лучшие люди. Но если смотреть на эти две волны, это – не так.

По этому пути пошли те, кто проиграл.

Да, сегодня есть люди, кто покупают дома заграницей осознанно, исключительно для отдыха, для летних поездок.
Я не о них.

Я пишу тут о тех, кто решил уехать навсегда.

И если сегодня, кто-то еще выбирает для себя, по какому пути идти, какой для себя сделать выбор, я выскажу свое мнение.

Эмиграция, это – выбор проигравших, это однозначно путь вниз.