74586103_Roden

RmbZTIfAU8w

“Антинародное мышление” – новый термин, который будет принят как определение экстремизма в России.

Вчера в Москве прошло заседание Совета Безопасности РФ, на котором опять была затронута тема усиления государственного контроля за интернетом. В соответствии с доктриной осажденной крепости и политическим курсом на самоизоляцию страны, борьба с инакомыслием в российском сегменте мировой паутины является для власти одной из первоочередных задач.

При этом не так давно первым заместителем главы администрации президента Вячеславом Володиным был поставлен знак равенства между Путиным и Россией, поэтому все те, кто публично критикуют действия Владимира Путина, в глазах правящего режима являются прямыми врагами России.

И речь идет уже не только о повторении тезиса Людовика XIV: “Государство – это я”, но и о том, что Путин, как лидер Общероссийского объединенного фронта (ОНФ), отождествляет свое личное мнение с мнением всего российского народа.

Так, вчера им был сформулировал новый тезис – «антинародное мышление». Это выражение относится к экстремистам, призывающим к свержению правящего режима. По мнению Путина, нужно сделать все необходимое, чтобы не допустить «оранжевых революций» в России.

На заседании Совбеза Путин подчеркнул, что экстремизм во многом связан со свободой акций протеста: «Отстаивая свободу собраний, шествий, митингов, нельзя забывать об ответственности за свои слова и свои действия», – многозначительно заявил он при рассмотрении государственной концепции противодействия экстремизму.

Глава государства также подчеркнул, что особенно экстремизм “набирает силу в интернете”. По его словам, пропаганда экстремизма направлена прежде всего на молодежь. Он отметил, что работа с молодежью является одним из приоритетов в стратегии противодействия экстремизму.

Одобренная на заседании Совбеза “Стратегия противодействия экстремизму” предполагает создание новой государственной системы мониторинга всего информационного поля. То есть получается, что все существовавшие до этого системы отслеживания поведения людей в социальных сетях, мониторинга их частной переписки, прослушки телефонных звонков и т.п. – являются недостаточными.

Нужно не просто методично мониторить все текущие обсуждения и высказывания. но иметь возможность быстро найти необходимый “компромат” на любого интернет-пользователя с более-менее богатой историей присутствия в Сети. Вы уже и позабыли, что шесть лет назад написали что-то неполиткорректное в каком-нибудь сообществе из ста человек в соцсети вконтакте, когда являлись студентом и когда была другая политическая обстановка, а в стране действовали другие законы, – так вот эта новая система мониторинга при желании (если, конечно, вы зачем-то станете ей интересны или полезны, и вас надо будет или припугнуть, или реально посадить) сможет все это быстро вытащить, – и против вас тут же состряпают уголовное дело, ведь очень может оказаться, что сейчас в этой группе уже состоит не сто человек, а сто тысяч, да и по нынешним законам то ваше высказывание уже не будет столь безобидным.

А то, что российские законы зачастую имеют обратную силу, приходится наблюдать постоянно. Власть при подавлении инакомыслия и критиков режима усиленно делает акцент на слове “экстремизм”, и это отнюдь не случайно. Википедия дает замечательное пояснение: “Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия. В таких ситуациях крайние меры могут стать для некоторых лиц и организаций единственной возможностью реально повлиять на ситуацию, особенно если складывается революционная ситуация или государство охвачено длительной гражданской войной — можно говорить о «вынужденном экстремизме»”.

То есть получается, что авторитаризм в России подошел к черте, когда экстремизм может стать “вынужденным”, и власть играет на опережение, предпочитая сажать за высказывания и мысли, пока те еще не переросли в реальные действия?

Вот примеры недавних случаев борьбы с т.н. “экстремизмом” в России:

— 19 ноября 2014 года стало известно, что в Удмуртии возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение национальной ненависти) в отношении пользователя соцсети “ВКонтакте”, разместившего на своей странице анекдот с якобы ксенофобным подтекстом, который начинается с фразы «Суд. Дело об избиении кавказца».

— 3 ноября 2014 года районный суд в п.Кромы Орловской области признал экстремистским стихотворение «Украинским патриотам», принадлежащее перу местного учителя Александра Бывшева и размещенное в Интернете. Решение суда состоялось вопреки тому, что несколько ранее в Москве авторитетная экспертная организация – Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (РОО «ГЛЭДИС»), к которой обращалась районная прокуратура, проанализировала стихотворение А.Бывшева и не нашла в нем никакого экстремизма.

— 26 августа 2014 года депутат Госдумы Евгений Федоров призвал к уголовному преследованию блогеров, критикующих действия российских властей. По словам Федорова, по линии «Национального освободительного движения» (НОД) собирается информация о «проявлениях экстремизма и работе «пятой колонны» в интернете». В список попали популярные блогеры Алексей Навальный, Андрей Мальгин и некоторые другие пользователи Сети, открыто критикующие политику российских властей.

— 22 августа 2014 года следователь Басманного отдела СК по Москве предъявил официальное обвинение главному редактору издательства «Алгоритм» Александру Колпакиди по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды») за публикацию романа Муссолини “Третий путь: Без демократов и коммунистов”.

— 30 июля 2014 года в Великом Новгороде возбуждено уголовное дело по 282-й статье против блогера, активистки Партии прогресса Алексея Навального Ксении Сергеевой за якобы размещенное на ее странице в соцсети вконтакте изображение свастики.

— 23 мая 2014 года жителя Казани, сопредседателя Казанского гражданского союза Бориса Бегаева обвинили в экстремизме за ролик с критикой “Единой России” и Путина.

— 14 мая 2014 года в отношении жителя Челябинска, члена местного отделения партии «Демократический выбор» Константина Жаринова возбуждено уголовное дело по статье о «призывах к экстремизму» за перепост обращения украинской националистической организации «Правый сектор».

— В марте 2014 года стало известно, что в Государственной думе хотят приравнять «антироссийские статьи журналистов» к государственному преступлению.

— 28 явнаря 2014 года был задержан прямо в здании МГУ доцент философского факультета Вячеслав Дмитриев. Ему грозит уголовное дело за экстремизм.

— 9 января 2014 года популярный блогер Сергей ottenki_serogo Мухамедов рассказал в своем твиттере о том, что к нему домой пришли сотрудники центра по борьбе с экстремизмом из-за его критических постов о сочинской олимпиаде.

— В апреле 2013 года Центр “Э” проверял на предмет экстремизма учение каббалы, которым могли заниматься представители пермской хасидской общины.

— 20 февраля 2013 года Прокуратура Набережных Челнов вынесла экс-заведующему музеем археологии Елабужского филиала Казанского Федерального университета Раушану Валиуллину предостережение о недопустимости экстремистской деятельности. Поводом стало поступившее прокурору города Александру Евграфову письмо из ФСБ, в котором гражданский активист упрекается в «формировании резкого негативного отношения общественности к первым лицам государства», «дискредитации органов власти», провоцировании «сомнения в легитимности власти и правильности реализуемого в стране политического курса».

— 24 января 2013 года председатель Отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов предложил проверить на экстремизм сочинения вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина.

— В августе 2012 года глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов обратился в Генеральную прокуратуру с требованием проверить, не является ли Общество защиты прав потребителей экстремистской организацией. Поводом к разбирательству послужила шутка ОЗПП, члены которой предложили выдвинуть патриарха Кирилла на “соискание Нобелевской премии по экономике за 2012 год за прорывной вклад в экономическую теорию товарно-денежного обмена”.

Таких примеров очень много, но суть их сводится к одному: экстремизмом в нынешних условиях можно признать любую критику правящего режима, а экстремистом признать любого гражданина РФ, у которого нет денег, чтобы откупиться от коррумпированных силовых структур, или надежной крыши, которая защитит его от каких-либо наездов. Впрочем, если есть прямое указание с самого верха посадить такого-то человека во что бы то ни стало, то не помогут ни деньги, ни крыша, – единственный выход – эмиграция. Цель всего этого – нагнетание атмосферы повсеместного страха в обществе и внушение каждому гражданину чувства заведомой вины.

Всё как в известной поговорке: в России, конечно, есть свобода слова, но кто вам сказал, что вы останетесь на свободе после своих слов?

Согласно исследованию Reporters Without Borders, Россия сейчас находится на 148 месте в рейтинге свободы прессы, и принимаемые меры по борьбе с экстремизмом могут спустить нашу страну еще ниже. Как отмечалось в июльской публикации на портале Лениздат.ру “«Свободный» рейтинг: влияние противоэкстремистского законотворчества на свободу слова”: “Стоит отметить, что чем выше страна в рейтинге свободы прессы, тем лояльнее законодательство этих стран по отношению к СМИ. Законодательство о СМИ в США сводится к Первой Поправке к Конституции и «Законе о свободе слова и прессы», а рассмотрение каждой конкретной ситуации Высшим Арбитражным Судом США происходит на основе судебных прецедентов. Самым популярным по части экстремистской тематики среди них считается случай, произошедшийаж в 1734 году, когда «New York Weekly» обвинили в «распространении клеветнических измышлений в подрывных целях». Газету оправдали на основе утверждения, что никто не может быть осужден за критику правительства, тем более, если критика конструктивная. Вообще все законодательство США о СМИ по части экстремизма зиждется на простой формуле: насилие как форма мысли не равняется прямой угрозе насилия или призыву к нему. Так что Первая Поправка, по крайней мере теоретически (помним про 46 место), защищает оправдания применения силы, нарушения закона и даже абстрактные призывы к экстремистской деятельности.

Однако существует и оговорка: если они не содержат в себе непосредственной угрозы противоправных насильственных действий. Конституция вправе запретить терроризм и экстремизм (что, безусловно, правильно) но запретить думать она не может. Потому законодательство США и правительство в целом вменяют автору в обязанность отдавать себе отчет о последствиях своих слов”.

Но то загнивающая Америка, а в высокодуховной России человек и любая организация совершенно беззащитны перед любым высокопоставленным чиновником.

Как показала история с журналистом радио “Эхо Москвы” Александром Плющевым, под угрозой увольнения может оказаться даже вся редакция крупнейшего СМИ, если частный (!) твит (!) одного (!) из ее сотрудников, сформулированный в форме вопроса (!), не понравится кому-то из особо приближенных к президенту лиц.

Простого же гражданина РФ растоптать, уволить, объявить “экстремистом” за невинную шутку, провокативный вопрос или политический анекдот сегодня проще простого. Хочется верить, что при подавлении независимой активности мирных граждан с иными взглядами, отличными от официальной позиции государства, у спецслужб хватит сил и ресурсов, чтобы бороться также и с настоящими экстремистами, которые берут людей в заложники и устраивают теракты, а не критикуют Путина в публичном пространстве и не ходят на “Марши мира” против войны на Украине. http://philologist.livejournal.com/6983393.html

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks