Олег Утицин:

Конечно, про Париж я знал из текстов Хемингуя…

Когда увидел, чуть не умер — ни одного импрессиониста, столики в кафе такие микроскопические, там еле стакан поместится, а не какой-нибудь блокнот. С карандашом, тем более.

Официанты там в пять утра переспросили: «Vodka?»  И принесли «Перье», газировку.

А ведь Лёха Сергеев предупреждал меня тогда — не говори с французами на английском, могут яду сыпануть…

Город серый, из песчаника. Ходишь бывало, по Фонтенбло, а тебя пылью обдувает.

Они ругают Макдоналдс, а сами продают километровые багеты, набитые ветчиной и травой какой-то. Пиво так себе.

Красивых девушек видел всего три раза.

Одна на фортепиано играла в ночном баре отеля и даже подмигнула мне два раза, но я испугался, что денег не хватит.

Две других поили меня шампанским всю дорогу, пока пузыри из носа не полезли.

Третья вообще на меня внимания не обратила, выгнала кабриолет из внутреннего двора дома в центре Парижа. Села в него и укатила куда-то в чёрной шляпе с перьями и большими полями.

Русская, наверное…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks