«Когда я слышу слово культура…»

980

Петербургский культурный форум. 

Панельная дискуссия «Пресса и культура: не навреди!».
Панельные спикеры полны оптимизма. Может ли пресса навредить культуре?
(тут вспоминается конфуцианская притча про чёрную кошку, которой нет, но не будем брюзжать и ехидничать)

Может, но не сильно. А другие говорят, что вообще не может.
И когда от единодушия ораторов панельных (я толком не знаю, что это такое – мне просто слово нравится) слушателей начинает клонить в сон, случается оживление.

— Садитесь! – строго говорит ведущий кому-то, сокрытому за спинами впередисидящих.
Панельные ораторы тревожно переглядываются.
— Садитесь, — еще строже говорит ведущий.

И уже видно, кому: человек, будто сошедший с иллюстраций Билибина к русским сказкам, с бородой, любовно отращивавшейся последние пятьдесят, а то и шестьдесят лет.
Но всем понятно, что садиться возмутитель спокойствия как раз не собирается. Он намерен держать речь.
Собственно, уже держит. Но смысл ее из-за поднявшегося шума трудноуловим.
Многоопытный ведущий меняет тактику. Он призывает лесного человека задать вопрос – как того требует панельный регламент.
— Вопрос! – требует ведущий.
— Вопрос! – требуют спикеры.
— Вопрос! Вопрос! – скандирует зал.
И вопрос прозвучал:
— Почему, — спросил лесной человек в наступившей внезапно тишине, — пресса умалчивает тот факт, что американские банки готовят третью мировую войну?