«Когда казаки плачут»

1487
Инна Сергеевна:

Трамп пил…
Пил горько, безнадёжно, беспробудно, страшно, расхристанно и обречённо. Иванка утирала слезы и, поглаживая батюшку по хохолку, еле слышно говорила:
— Папочка. Обойдётся всё, образуется, ты же — лидер сверхдержавы. Полноте…
-Аааааыыыыыыыыы… — Батюшка резко отшвыривал дочь и заходился удушливыми рыданиями с новой силой, захлебываясь слюной и выдувая ноздрями пузыри.

— Он- совсем плох, никого видеть не хочет, Лозу второй день слушает, плачет в подушку, ходит, аки медведь-шатун, сшибает косяки дверные, взглядом безумным обводит владения и говорит:»Вот и всё… «. — Иванка виновато посмотрела на Меланию.
— Я сейчас пойду, попробую его унять, — Мелания поправила корсет и двинулась навстречу приключениям, елейно мурлыкая, — любимый, ты же всё равно у меня — самый лучший, нельзя так, сколько в жизни было потерь, сколько мы с тобой прошли.
— Сколько ты прошла? Две операции по увеличению груди, шесть подтяжек и ринопластику? Что ты можешь понимать, ботексный ты мой бестолковый андроид? Поди прочь, нет смысла больше в жизни, нет, ни-ка-ко-го. Как больно, господи, как больно, сердце щемит. — Дональд завалился на бок и начал пятнеть.

Перепугавшаяся супруга быстро сделала массаж сердца и закричала, что есть мочи:
— Да что случилось? Импичмент что ли?
— Питерские казаки лишили меня сегодня звания есаула.
— Ай, батюююшкииии… — Заголосили Мелания и Иванка. — Да как же?
-Это абзац, мать, зачем жить? Вот на инаугурацию казаки питерские давали интервью:»Трамп обладает русским характером. Ему свойственны гордость, упорство, честность, темпераментность, прямота. Он говорит то, что думает. Всё это вместе составляет российский характер. Мы приглашаем его с семьёй в Петербург и на хутор, чтобы познакомить его с русской культурой, хотим вручить медаль «За заслуги перед казачеством». А теперь на офисе у них плакат «Трамп- чмо!». И зачем тогда мне всё это? Если я, как питерский есаул, не могу босыми ноженьками пробежать по росе на хуторе и парного молочка испить из под коровы своей племенной? Нахера всё, Мел? Разве можно так, разве нет сердца? — Дональд гладил шашку и тихонечко плакал…