Известнейшая немецкая певица-сопрано Вильгельмина Шрёдер-Девриент (1804—1860), ученица Джузеппе Моцатти и Джулио Радикки, — блиставшая на сценах Берлина, Парижа, Лондона и Петербурга, — разговорилась как-то в поезде со случайной попутчицей.

Когда речь зашла о театральных новостях, ничего не подозревающая попутчица внезапно разразилась гневной тирадой по адресу Девриент:

— Она слишком стара для тех ролей, которые исполняет. Она совершенно безголосая… И притом это ужасно толстая фигура! Я считаю, что с Девриент пора покончить.

— А вы какого мнения? — тут же обратилась она за поддержкой к незнакомому человеку, сидевшему рядом с ней.

— Это серьёзный вопрос, сударыня, — учтиво ответил тот: — И потом мне кажется, что к обсуждению его следовало бы привлечь госпожу Девриент, — указав собственно на певицу.

На мгновение дама растерянно замолкла. В следующую же секунду начала пылко извиняться:

— Вы не должны сердиться на меня, госпожа Девриент! Меня ввела в заблуждение статья в Дрезденской вечерней газете. Рецензент Шмидер, который так оклеветал вас, должно быть, ужаснейшая сволочь. Мало того, просто негодяй! Если когда-нибудь случится встретиться с ним, я непременно повторю то же самое. И привлеку его к ответственности за клевету.

— Вам не придётся лишний раз утруждать себя, — сказала, улыбнувшись, певица: — Господин Шмидер — рецензент Дрезденской вечерней газеты — сидит рядом с вами.