Килл ми тендер

551

Лейла Рахматова

Килл ми тендер.

Есть у меня подруга, Алиска, такая, с которой в огонь, воду и в медные трубы — легко, со свистом и навылет.
На моей памяти Алиска сменила трёх мужей и пару возлюбленных, всякий раз утверждая, что вот теперь-то ей, за все её предыдущие страдания, ниспослан именно тот, о ком она денно и нощно молила Вселенную.

Мольбы те носили разный характер и силу посыла, и, вероятно, именно разная мощность импульса обуславливала разнообразие экземпляров рода человечьего, посылаемого ей зоркими небесами.

Наше с ней общение носило волнообразный характер: в цветочно-конфетный период и в период неукротимых совокуплений она пропадала из поля моей видимости, в период же её поиска мы с ней мотались по злачным местам города и прожигали жисть молодую и деньги.

В этот раз мозгами подруги овладели идеи Cиморона, одним из столпов которого была техника привлечения счастья посредством красных трусов.

Алиска метко забросила красную кружевную тряпицу на рожок люстры в гостиной. Трусы были заботливо куплены на рынке в количестве четырёх штук с расчетом на последовательное привлечение мужчин и для пущей эффективности один день ношены.

Итак, оставив трусы создавать благоприятную атмосферу для заманивания самцов, Алиска решительно пошла этих самцов разыскивать, справедливо полагая, что работа должна идти по всем фронтам.

Я, как боевой товарищ и соратница, так же имела свою функцию: своевременно и выгодно освещать или оттенять достоинства подруги, коих было немало, и скрывать мелкие огрехи и недостатки, которых, само собой, в поле зрения не было.

Симорон сработал тут же: возле нас остановился чёрный бумер; снайперским взглядом оценив скромное обаяние буржуазного салона и принюхавшись к ненавязчиво-пряному запаху, Алиска степенно воцарилась на переднее сиденье и стала обстреливать хозяина авто короткими и длинными очередями своих б*ядских глаз.

Легкомысленная шёлковая юбчонка так и норовила заголить и без того открытые Алискины ножки, а ножки эти то и дело совершали какое-то неуловимое движение, и юбочка задиралась снова.

Я села на заднее сиденье, благодаря чему подруга имела возможность одновременно демонстрировать объекту атаки и прелестный фас, и великолепный профиль, обращаясь то ко мне, то к нему.

Обменявшись с мужчиной парой ни к чему не обязывающих слов, Алиска, перешла в наступление, взяв меня в помощницы по диалогу:
— Лёлик, чувствуешь, какой приятный запах? Вот что-что, а в хорошем мужском парфюме я разбираюсь! По-видимому, я уже родилась со способностью различать эти фантастические оттенки! Нет, скажи, ты чуешь? Чуешь – эту пьянящую ноту сомалийской мирры и индонезийской пачули? А?? Боже, французский парфюм — это нечто! Мне кажется, я чувствую даже аккорд мадагаскарской ванили и бергамота! Лёлик, ну неужели ты не ощущаешь этого волшебного смешения запахов? О, — Алиска испустила томный вздох низкой тональности (таким тембром Доронина вопрошала, любим ли мы театр так, как любит его она) — Францию я узнаю всегда! Только французы умеют составлять такие божественные композиции!

Моё участие сводилось к испусканию коротких междометий, восхищенных и подобострастных. Да-да, кивала я, ну и ну, ого-го!!!

Мужчина ошеломлённо молчал, и Алиска поняла, что до полного падения его к её царственным оголённым ногам остались считанные секунды..

– Погодите, молчите, ах, не говорите ни слова! Сейчас я с трёх попыток угадаю, что у Вас за парфюм! — Алиска театрально закатила глаза, — это Аcqua Di Gio! Нет? …Ну, тогда это Polo, ведь это же Polo, я права? Неееет?? Ну не может быть, я не могу ошибиться, у меня совершенное обоняние! И вообще, у меня есть еще одна попытка! Это Prada Man, да?

И Алиска лукаво уставилась на мужчину.

— Эмммм, — промычал он. Собеседник из него был, прямо скажем, неважнецкий, но Алиску это не смущало: в большей степени она привыкла к монологам, диалоги же нужны ей были в основном в посткоитальном периоде для уточнения «А ты меня любишь? Точно любишь?..»

— Эмммм, вообще-то это не духи, – сказал объект, и наконец разговорился, – это салонная вонючка, только сегодня повесил. Шеф сказал «Мне надоели твои вонючие ноги, не пользуешься духами – купи вонючку». Шеф сказал – я сделал. «Килл Ми тендер» называется. Маде ин Чина, – добавил он, и Алиска поняла, что Симорон прощально помахал ей первой парой красных трусов, потому что разочаровываться Алиска умела так же быстро, как и очаровываться.

#ЧеловечьИбайки от Лейлы.