Знаете, меня всегда буквально поражало неуемное стремление наших людей лезть в чужую жизнь. Когда мы с друзьями стоим где-нибудь в сквере и курим, к нам периодически подходят совершенно незнакомые люди и, в зависимости от собственного темперамента, начинают мягко убеждать, что курить вредно — или с ходу зарываться и хамить. Вы думаете, что они заботятся о нашем здоровье? Ничуть не бывало. К здоровью это не имеет никакого отношения. Хотя бы потому, что, когда я качаюсь на качелях (я очень люблю качаться на качелях), люди постоянно пристают ко мне — качели, мол, поставлены не для таких, как я, а для детей (плевать, что на площадке нет ни одного ребенка!), что я качаюсь на них СЛИШКОМ ДОЛГО (господи, вам-то какое дело?..), так что не пора ли мне слезть и не хочу ли я вообще уйти подобру-поздорову. Наиболее агрессивные переходят к решительным действиям и прутся прямо под качели, как олень под грузовик. Это что, забота о чужом здоровье? Чтобы у меня случайно голова не закружилась?.. Нет, это возмущение, что кто-то делает что-нибудь непонятное и непривычное. Потому что в голове у почти каждого гражданина этой страны сидит мысль, что все вокруг должны вести себя «правильно», то есть — так же, как большинство. И если кто-нибудь ведет себя иначе, люди не задаются мыслью — причинит ли его поведение реальный вред. Для них таким вредом является сам факт ИНОГО поведения.

Вроде бы мелочь, ерунда — какие-то качели, какие-то сигареты… но на самом деле этот же принцип проникает во все сферы нашей жизни. Мои соседи — милейшие люди — постоянно спрашивают меня про учебу и работу, а потом интересуются, не собираюсь ли я замуж. Я с улыбкой говорю, что нет, не собираюсь. И слышу в ответ что-нибудь вроде — да, мол, мы прекрасно понимаем, что учеба и работа дело сложное, но все-таки пора уже подумать о семье. Им даже не приходит в голову, что я могу смотреть на этот вопрос как-то иначе. Что я могу не задумываться о замужестве не потому, что чересчур загружена учебой, а потому, что мне это вообще не интересно. Может быть, я предпочитаю секс без обязательств. Или наоборот — может быть, я асексуальна и меня мужчины интересуют только в качестве друзей и собеседников. А может быть, я лесбиянка и не могу создать семью в России. А может быть, я безответно влюблена. А может быть… да мало ли, что может быть! В любом случае, я не обязана ни соглашаться с ними, ни — тем более — объяснять совершенно посторонним людям свои жизненные обстоятельства. Однако люди постоянно ставят меня в такое положение, когда мне остается либо играть роль, которую они мне навязали (например, роль донельзя загруженной студентки, у которой — вот беда! — не остается времени на поиск жениха), либо выворачиваться перед ними наизнанку, говоря о каких-то интимных, совершенно не касающихся их вещах, либо жестко ставить собеседников на место. А ведь они еще и обижаются! Или, напротив, разгоревшись нездоровым любопытством, начинают выяснять — что же со мной НЕ ТАК? Поскольку люди для них делятся на две неравных категории, первая — «все как у людей», и вторая — для таких, как я, неполноценных по тому или иному признаку.

Торжество коллективизма. Куда бы ты ни пошел и что бы ты не делал, за тобой всегда следят десятки глаз. Для окружающих тебя людей ты — не отдельная личность со своими целями, а часть общественного организма, которая может функционировать либо «как надо», либо «не как надо». Стоит по-настоящему задуматься об этом — и ты понимаешь, что у тебя никогда не будет личного пространства, кроме нескольких кубических сантиметров в твоей голове — и то, если ты чудом умудришься оградить его от посягательств СМИ и окружающих тебя людей. Ты с детства слышишь это «надо», пока оно не врастет в каждый нейрон твоего мозга. Если спросить, кому именно надо и зачем — то собеседник сперва вытаращит на тебя глаза, а потом, пережив короткий когнитивный диссонанс, придет в неописуемое возмущение. Потому что люди втайне чувствуют, что все эти их «надо» и «не надо» — как фишки в домино. Тронешь одну — тут же посыпятся все остальные.

Мои сограждане приходят в бешенство, если кто-то смотрит на какой-нибудь вопрос не так, как СЛЕДУЕТ смотреть. Отсюда у нас — и оголтелый путинизм, и культ победобесия, и, разумеется, наши «традиционные ценности и скрепы». Куда ни плюнь — везде священные коровы, о которых, как о мертвых, либо хорошо, либо никак. Можно зайти в любую сетевую библиотеку и посмотреть, что происходит в комментариях к тем книгам, где какой-нибудь вопрос рассматривается с какой-нибудь «крамольной» точки зрения. Там кипит такая чистая, беспримесная ярость, что сразу делается ясно — будь у комментаторов малейшая возможность безнаказанно забить автора книги ржавой арматурой, они бы проделали это с огромным удовольствием.

Чем больше я об этом думаю, тем больше склоняюсь к мысли, что наша проблема — не в определенной государственной идеологии, а в нашем стремлении эту идеологию иметь. Неважно, какую именно. Вчера марксизм, сегодня православие — какая разница? Главное, чтобы тебе предельно ясно объяснили, как следует жить и как следует _думать_. А шаг вправо или влево расценивали как попытку к бегству и стреляли без предупреждения. Как это ни грустно, но именно в такой атмосфере большинство людей в этой стране чувствуют себя наиболее уверенно и защищенно. С таким фундаментом мы при любом фасаде — с красными кумачовыми знаменами, христиансткими хоругвями или даже радужными флагами — всегда останемся сами собой, и всегда будем жить в аторитарном государстве. Раньше мне всегда казалось диким — с чего это мои сограждене все время норовят изобразить либеральное государство, как общество, в котором людей _принуждают_ к однополым связям или же к отказу от своего гендера? Казалось бы, что общего у таких мер — с признанием равноправия ЛГБТ-сообщества?! А потом до меня дошло — честное слово, это было очень страшно — что мои сограждане вообще не понимают смысл слов «свобода», «равноправие» и «выбор». Они не в состоянии представить общество, в котором нет единственно-верного для всех образа жизни и образа мыслей. Поэтому просто подставляют на место такого «правильного» стиля жизни — жизнь ЛГБТ. Представить себе общество, в котором могут мирно сосуществовать разные ценности, им не под силу. Поэтому все, чего они хотят — это обеспечить господство СВОИХ ценностей любой ценой. Ведь победитель — в их картине мира — всегда прав, а побежденный либо погибает, либо должен отказаться от себя.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks