«Как жаль, что мне не хватило смелости жить так, как я сам хотел, а не так, как этого хотели другие…»

Декабрь 2, 2019 6:56 пп

Seva Novgorodsev

Помню, попало мне как то в руки собрание предсмертных высказываний, то есть самых последних слов на самом последнем издыхании. Выясняется, что великие люди в этот финальный момент остаются на высоте положения и говорят интересные и запоминающиеся вещи.

Или смешные: например Полетт Брилат-Саварин, сестра известного французского гастронома, умирала в свой сотый день рождения, после третьего блюда. Чувствуя приближение кончины, она воскликнула: «Быстрее подавайте компот, я умираю!»

Уинстон Черчилль, перевидавший многое на своем веку, к концу очень устал, его последние слова были: «Как мне все это надоело!»

Английский драматург и режиссер, известный остряк Ноэль Кауард, сделал последний вдох и сказал: «Спокойной ночи, мои дорогие, увидимся завтра!»

Английский хирург Джозеф Грин в 1863 году, умирая, по врачебной привычке мерил собственный пульс. Последние слова его были: «Пульс пропал».

Оскар Уайльд умирал в комнате с безвкусными обоями. Обведя стену слабеющим взглядом, он сказал: «Убийственная расцветка. Одному из нас придется отсюда уйти».

Но самое замечательное высказывание на последнем издыхании случилось на одной из станций Питерского метро. Пьяный мужичок на бегу пытался влезть в вагон, но успел туда просунуть только голову. Ему защемило дверями шею, поезд тронулся. Я стоял напротив.

Мужичку пришлось идти за поездом боком, как пристяжная лошадь. Поезд набирал ход. Лицо мужичка побагровело, глаза налились кровью, и, глядя на пассажиров, он произнес сиплым тенором: «Пи*дец!! Отъездился!»

Прошу прощения за сомнительное выражение, но из предсмертной песни слова не выкинешь. Правда, песня эта предсмертной не оказалась, поезд остановили, дверь открыли, мужичка откачали. Главное для меня здесь, что человек к своей кончине был готов.

Слова его, на последнем издыхании, в момент наивысшей правды, свидетельствуют об истинном величии души народной.

Этот момент правды на последнем издыхании наступит когда-нибудь для всех нас, поэтому книга австралийской медсестры Бронни Уэр «Пять главных сожалений умирающих» в этом году привлекла к себе внимание пишущей братии.

На пятое место Бронни Уэр поставила такой самоупрек:

«Надо было жить веселее, счастливее».

Многие люди только в конце жизненного пути понимают, что жить весело и счастливо — это вопрос личного выбора. Они погрязли в рутине и привычках. Боязнь перемен заставила их быть неискренними с собой и другими, быть нарочито солидными и серьезными.

На четвертом месте такое сожаление:

«Надо было поддерживать связь со старыми друзьями».

Память о друзьях в последние дни жизни проступала особенно ярко, но найти их часто было просто невозможно.

«Не надо было мне бояться выражать свои чувства».

Это сожаление типично для эмоционально сдержанных англичан. Сдержанны они не столько по своей природе, сколько по воспитанию. Но воспитание нынче уже не то, сдержанности меньше и это сожаление для нынешнего поколения, боюсь, столь актуальным уже не будет.

«Эх! — вздыхают на смертном одре многие, — не надо было так много работать!»

Такие сожаления приходится слышать практически ото всех престарелых мужчин.

Однако главное сожаление это — «Как жаль, что мне не хватило смелости жить так, как я сам хотел, а не так, как этого хотели другие».

Мечты, забытые по лени или осторожности, горько напоминают о себе в последние минуты жизни. Люди понимают, что здоровье — это свобода, отсутствие которой понимаешь только после ее утраты.

Получается, что жизнь — это выбор. Выбирать надо обдуманно, взвешенно и честно. Стараться быть счастливым.

У знаменитого английского поэта, Сэра Джон Бетжемена спросили на склоне его лет — нет ли у него сожалений?

«Есть, — ответил известный деятель культуры с обескураживающей откровенностью, — секса у меня было явно недостаточно!»

Loading...