Как я попала в интернет первого мира

2668

Виктория Шидловская:

Нас на работе обязали поставить VPN для централизованного доступа к хостам клиентов. VPN обеспечил меня германским айпи-адресом, это значит, что я вышла в сеть как бы из Германии — все сайты, Гугл в том числе, теперь видели мой компьютер как немецкий.

Сначала я мимоходом обратила внимание, что весь Гугл вдруг вывелся на немецком языке, перенастроила на английский и забыла. Только удивилась — какой-то сбой.

Чудеса начались чуть позже.

Я начала искать какие-то спец-статьи по веб-разработке, что-то мне нужно было для работы, и на первой странице результатов поиска начал выводится по 5-7 строк подряд этот сайт — https://www.indeed.com.

По ходу я обратила внимание, что это сайт вакансий, вроде нашего Хэд-Хантера. Думаю — да что же это за внезапная бешеная популярность ресурса, который я первый раз в жизни вижу? Где он был раньше?

Мимоходом подписалась на рассылку уведомлений.

Приходит мне список вакансий. Я захожу, вижу цифру… В общем я пять раз пересчитывала на калькуляторе, чтобы глаза сразу не повылезали. Они же пишут доход за год, а не за месяц, как у нас, так что я там делила, умножала, чтобы вычислить месячную зарплату.

400.000 р. Четыреста тысяч рублей. В месяц.

Во всех вакансиях примерно такой вот разброс — 300-400 тысяч. В год — от трех миллионов рублей. Для сравнения — средняя зарплата в Москве по моей позиции — 800 тысяч —  1млн В ГОД.

Решила с лэптопа вечерком зайти — поискать вакансии самостоятельно — и что бы вы думали. Там у меня нет VPN, там я захожу под своим российским АйПи. Сайт Indeed перенаправляет вас автоматом на Индид.ком/ру — то есть всё — вы заперты в своём РУ, как в клетке. Неудивительно, что у нас об этом ресурсе не знает никто — там всего по моей позиции одно-два объявления.

Поражает, конечно, при этом Гугл.

Кто смотрел сериал «Хорошая жена» про юристов? Там был эпизод, когда они судили ну не Гугл, но типа Гугл, конечно. По обвинению в расизме. Там одна из работниц юр. конторы (чернокожая) показывает своему коллеге (белому мужчине) насколько Гугл выводит разные результаты по всему. Просто рядом с его лэптопом ставит свой, обновляет страницу сайта с Гугл-рекламой и на каждое обновление страницы указывает на рекламу — у белого парня — «Вступайте в наш гольф-клуб», у неё — «Лучшие бурито в вашем районе!»

В фильме дело крутилось вокруг другого прецедента — фото афроамериканки было автоматически распознано поисковиком как изображение обезьяны. Так что в общем и целом все это было о сегрегации по расовому признаку. Меня же поразило разделение на касты по принципу жизни в странах первого и третьего миров.

Вот ведь интересная штука — вакансии американские, работать там можно только американцам или по разрешению (EAD). Которое, однако, можно получить, если нанимающая сторона сделает такой запрос сама (вы сами себя пригласить на работу и получить EAD не можете). Ну так и ладно, если б эти вакансии не видел никто, кроме американцев. Но получается же вот как интересно, если я — германка — то я могу это видеть и подать резюме, но если я россиянка, то не вижу этого вокруг себя вообще!

Какой-то кошмар.

Нас разгородили, чтобы они не видели нашей нищеты, а мы — их блеск.

В России рынок веб-разработки настолько перенасыщен, что работодатели совершенно оборзели. Мы по 10-15 лет потратили на обучение (область развивается нон-стоп, и ты тоже не можешь ограничиться однажды полученными знаниями. Веб вообще стремительнее ракетостроительных технологий). Мы начали этим в свое время заниматься, потому что это была единственная перспективная с точки зрения денег отрасль, свободная от государственного влияния. Это был наш шанс вырваться к жизни из существования. И мы рискнули.

В итоге мы пришли к тому, что средняя почасовая оплата такая же, если не меньше, чем у официантов и таксистов ТОЙ ЖЕ Москвы, никакой ни Америки или Европы. Мы не можем позволить себе профессиональный ремонт, потому что строители зарабатывают в два раза больше нас. Если ты тратишь весь свой доход на одежду и еду — это не работа, это самое настоящее рабство.

То есть ну как еще понятнее объяснить эту разницу. Представьте, что вы работаете 1 час в день — с 9-ти до 10-ти утра. Все, посидели, выключили комп и пошли по своим делам.

Или вы работаете с 9-ти до 6-ти вечера каждый день, из месяца в месяц, из года в год — и вы получаете те же деньги, будучи совершенно выжатым, обсосанным и выброшенным на свалку в конце концов. Мы же в итоге останемся еще и без пенсий, так как, я уверена, 80% из нас НЕ МОГУТ устроиться «легально», «вбелую» и даже просто иногда трудовую оформить на удается — потому что работодатель облагается такими же нереальными налогами.

Вы знали сколько НА САМОМ деле он отчисляет в пенсионный фонд? Вы думаете — то, что вам отрезают от зарплаты официально? Сверх этой суммы — в 2 раза больше платит сам работодатель! При минималке в 12 тысяч в пенсионник уходит 6.000 — это я узнала, когда просила удержать мою трудовую без меня — собиралась сама оплачивать пенсионные только ради трудовой.

И мы не можем вырваться из этого круга — менять профессию поздно, специалисты со всего бывшего совка едут в Москву, создавая совершенно бешеную конкуренцию — то есть ты реально в какой-то момент не тянешь по технологиям, тебя опередили более молодые, потому что они сразу заняли более узкие и модные ниши — им меньше и быстрее учиться, при этом легче попасть в спрос.

В то же время США, Канада и развитые Европейские страны бьют в набат — через 10 лет будет нехватка IT-специалистов на много миллионов (!!!) мест!

Мне недавно как раз такой модный айтишник сказал, что наших программистов называют русским чудом — потому что 9 из 10-ти на лету подметки рвут. Те же хваленые индусы при этом показывают статистику: 9 из 10-ти кодеров — говнокодеры.

Что делать в такой ситуации?

  1. Учить английский. Это я говорю родителям — английския язык — это НАВЫК №1 в современном мире! Пусть ваши дети убьются на этом.
  2. Я себя например чувствую уже слишком обжитой для того, чтобы уезжать и строить свое будущее заново. Но если у вас есть дети — увозить нужно ИХ. Потом будет поздно. После 22-х — уже поздно. Всё-ё, не поедет уже никто после 22-х лет — им обязательно подвернётся какя-то любовь, будут какие-то идиотские планы, и самый большой враг — будет оптимизм. Элементарный оптимизм молодости — я смогу! У меня получится! Я изменю эту страну! Ну, вы вспомнили себя и поняли…
  3. Программерам что делать? Ну ставьте VPN… Но иностранцев не берут, конечно, все предпочитают местных жителей — поставьте себя на место работодателя — вы бы сделали также. Так что… не знаю. Фриланс еще дает надежды на перспективу международной интеграции, так что вернусь к английскому — без него никуда.

Кстати, та работа была еще и удаленной.

400.000 в месяц…