Кто-то сказал, что в жизни его интересуют две вещи – как выглядит китайская пишущая машинка, и кто финансирует «Гринпис».

Со вторым у меня вопросов нет, а по первому любопытство остается. Пришлось мне в свое время подрабатывать техническими переводами, и в докомпьютерную эпоху впечатывать в английские документы и чертежи родную кириллицу. Тогда это был процесс, преисполненный тайны.

Первая электрическая машинка со съемным шариком, для которой был предусмотрен и русский шрифт, была создана фирмой IBM, и поначалу изготавливалась только в Канаде. Моя приятель и коллега заказал ее и ждал доставки восемь месяцев. Правда, и печатал на ней потом более двадцати лет, до сих пор она стоит у него в его доме в графстве Девон рядом с компьютером. На всякий случай.

Техническую проблему китайского варианта вы понимаете — если вынести все иероглифы на отдельные клавиши, то нужно было бы создавать монстр с десятью тысячами кнопок, и при написании письма или статьи бегать от одной кнопке к другой.

С самого начала иероглифы разложили на составляющие элементы, которыми и набивали нужный знак. В это время, надо полагать, существовал сильный соблазн перейти на какие угодно буквы, пусть даже и кириллицу, и сильно упростить себе жизнь на много грядущих поколений.

С появлением компьютеров проблема ушла в другую плоскость, а теперь, с появлением сотовой связи, приобрела еще один неожиданный поворот.

Мобильник пришелся как нельзя по душе жителю Китая. В иных городах доходит до поголовного охвата — нет гражданина без мобильника. Но звонить дороговато, поэтому народ наладился посылать друг другу СМСки.

Система SMS в Китае расцвела самым пышным образом. Если во всех остальных странах мира, вместе взятых, в 2011 году люди послали 145 миллиардов коротких посланий, то в одном только Китае, по данным 2007 года, их было 700 миллиардов, плюс 353 миллиарда «спама».

Разумеется, не обходится тут без ухищрений, всякие символы и значки вместо понятий или слов. Творческие возможности открываются большие — 1 миллиард 104 миллиона пользователей, плюс миллионы новых каждый месяц.

Это, господа, огромный рынок, в том числе и для литературы.

Первый мобильный роман, был «опубликован» в Японии в 2003 году, его написал уроженец Токио под псевдонимом Ёси. Он назывался «Глубокая любовь» и был посвящён девушки, вовлечённой в «эндзё-косай», оплаченные свидания, и заразившейся СПИДом.

Этот мобильный роман приобрёл такую популярность, что был издан отдельной книгой с тиражом 2,6 млн., на его основе был снят телесериал и кинофильм.

В Южной Африке среди тинейджеров большой популярностью пользовался роман Kontax, написанный специально для мобильных телефонов.

В Северной Америке популярность приобрёл мобильный роман под названием «Вторичные мемуары», он есть на сайте мобильных романов в США.

В Китае одна из шанхайских компаний рассылала роман «За воротами осажденной крепости». Тема животрепещущая – брак, супружеская верность и соблазны, которые подстерегают на стороне.

Автору романа пришлось освоить электронный жаргон и сократить число иероглифов в десять раз, доведя их всего до четырех тысяч. С точки зрения традиционалистов, это, конечно, кощунственное невежество.

Тут мне вспоминается переписка двух ученых в 70 году нашей эры.

Ученые на своих клинописных табличках сетовали, что народ пошел необразованный, клинописью, как наши отцы и деды, больше писать не хочет и не умеет.

Все какие-то «буквы» норовят использовать — какое падение нравов!

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks