«Как вдруг звонит тот самый друг, который не заехал. Ему позвонил охранник…»

Февраль 27, 2019 6:02 дп

MayDay

Божена Рынска:

Мне написал далекий знакомый, который один раз с нами был в ресторане. И обвинил меня. Я не снимаю вину с себя. Я виновата. Я должна была сразу лететь, зная риски. Но я так летала за ним несколько раз и в этот раз я просто обиделась крепко. У меня началась реальная депрессия, я рыдала у психотерапевта. Я писала ему письма, просила ничего с собой не делать. Я писала, КАК я его люблю. Но у меня два дня подряд болела голова. Я была шокирована его отъездом ночным. Я попросила людей, которые были в Сото, проверить, все ли с ним в порядке.

Я кричала о том, что его убивают, потому, что Я БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ МОГЛА СДЕЛАТЬ. Я вымоталась. На мне был судебный процесс и больной Игорь, который чудил все время. Я знала, что Елена и дети читают мой фейсбук и носят посты судье. И я хотела, чтобы судья прочел, что нельзя его мучить, чтобы дети увидели папу в скорой и позвонили. Судья отмахнулся и сказал, что эти бредни про убивание он слышать даже не хочет.

Игорь хотел жить в Москве. И тогда бы он мог получать постоянное лечение. Ариэль, наш рижский терапевт, сказал, что у нас было не лечение, а хаос. Но у нас было проклятье.

Квартира в NY на которую был взят моргедж. Ипотека. Дело в том, что налог на ипотеку, взятую заграницей, в России огромен. 35% на разницу между ипотечной ставкой NY и российской, если ты налоговый резидент. Пивоварова не давала продать квартиру и заплатить моргедж. Когда Игорь был после смерти отца, она уговорила его создать компании и сдавать эту квартиру.

Я была в страшном гневе, кричала, что мы не сможем нигде осесть теперь. Придумала схему с ВНЖ, чтобы в Латвии осесть. Квартиру надо было немедленно требовать выставлять на продажу, просить суд об определении. Но Игорь хотел, чтобы квартира была детям, адвокаты уговорили ее сдать в августе, когда он без меня прилетал на суд.

Я кричала, что это наше проклятье, что я разрываю помолвку, потому что не могу больше кочевать, бегать от резидентства. Игорь тогда сбежал в Испанию. Было похоже, что он хочет покончить с собой.

Я мигом прыгнула в самолет, ночью нагрянула в дом. Он смеялся, сказал, что я сумасшедшая, что никого самоубийства он не собирался совершать. Утром нагрянула Пивоварова, чего мы не ожидали. Экономка же сказала, что она уехала. Мы взяли ключи от Лексуса и счастливые, помирившиеся, поколесили по городам и весям до Юрмалы.

Поэтому в этот раз я попросила экономку посмотреть, как он там. Она заехала. Сказала, что он нормальный и никакого суицида совершать не собирается. Я успокоилась. Написала ей, что испугалась.

Попросила друга заехать посмотреть. Тот написал смс, но не заехал. Я думала в понедельник раздать зверье и вечером вылететь. Смотрела билеты. Как вдруг звонит тот самый друг, который не заехал… Ему позвонил охранник.

Loading...