Вроде вернулся в московское состояние после посещения Абхазии. Вновь перечитал ваши любопытствующие вопросы о впечатлениях.

Сгоряча я обещал поделиться впечатлениями, но на холодную голову понял, что делать их предметом обсуждения в FB бессмысленно: часть не поймет, либо поймет не так; часть не поверит, либо воспримет буквально; часть встретит заведомо с недоверием и негативно.

Да и изменился за четверть века только антураж, а народ остался таким каким и был; кто его уважал и ценил, не будет менять оценок.

Поэтому лучше поделюсь сделанными по случаю фотозарисовками. И они не объективны, ибо несут мой взгляд на мир, но все же они сделаны с открытыми глазами…

Да и вообще, как говорил мой советчик Феофан Затворник: «Не судите, да не судимы будете. Что за болезнь — пересуды и осуждение! Все знают, что это грех, а между тем ничего нет обычнее в речах наших, как осуждение. Иной скажет: «не поставь Господи в осуждение», а все-таки осуждение свое доведет до конца. Иной оправдывает себя тем, что разумному человеку надо же иметь свой взгляд на текущее, и в пересудах пытается быть хладнокровно рассуждающим; но и простое ухо не может не различать в речах его высящегося и злорадствующего осуждения. Между тем, приговор Господа за этот грех строг и решителен. Кто осуждает других, тому нет оправдания. Решительное средство против осуждения состоит вот в чем: считать самого себя осужденным».

Сначала пост о сухумских квартирах – моей и тещи. Мою квартиру захватили и разграбили в первые же дни войны. Сначала национальные(!) гвардейцы Шеварднадзе, затем бывшие соседи, много лет говорившие за столами о нашей дружбе.

Потом квартиру вместе с городом освободили, но чувство оскверненности осталось. Следы пуль и осколков на стенах устранили, однако шрамы остались в душе.

Все мало-мальски ценное исчезло, но богатая библиотека в основном не пострадала, исчезли лишь раритеты. Я перебирал книги и вдруг нашел там несколько фотографий. Среди них фотографию моих друзей юности со мною.

И я подумал, что мы воспитывались на правильных книгах. Романтик Дюма-старший стал нашим учителем; мы с молодым азартом поверили в бескорыстность дружбы, самоотверженность поступков, рыцарские идеалы. Вальтер Скотт и Александр Дюма, Валентин Катаев и Марк Твен вывели нас в люди мимо блатной топи и мещанского болота.

По разному сложилась у тинейджеров 50-60х жизнь, но подлецов и предателей было среди них гораздо меньше, чем в среде сегодняшних почитателей Толкиена. Тогда мы с друзьями приняли шутливо имиджи трех героев-мушкетеров: я был Арамисом. Это фотография начала 60-х…

11536047_730185377107054_4906791498241152816_n

Вторая квартира находится в доме на Лечкопском плато. Дом располагался на линии артиллерийской дуэли противостоящих сил на р. Гумисте – как сегодня в Донбассе. Большая часть домов так и не отремонтирована после боев – бедная республика и малоимущее население не могут потянуть миллиардные расходы. Теща давно умерла, в квартире после выбитых взрывом оконных рам жить пока нельзя. Но когда я зашел туда, то обнаружил, что все же там есть жизнь: квартира дала приют семье ласточек…

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks