maxresdefault-1

Алексей Рощин:

Посмотрел вчера, как агитационная машина Кремля собирается обосновывать для населения страннейшую затею Путина — поучаствовать в гражданской войне в Сирии… или, попросту говоря, посмотрел программу «Время» на Первом канале. Ну, первый заход понятен — эксплуатируется страсть к игре «в танчики» и прочим симуляторам боевых действий: за программу раза три (!) показали зеленый экран боевого монитора с, натурально, перекрестьем прицела и бледными разрывами то ли бомб, то ли ракет. Разобрать что-либо на как бы земле невозможно, да и вообще непонятно — то ли это натуральная съемка, то ли впрямь фрагмент какой-то видеоигры типа «я-истребитель-штурмовик».

Но телевизионщики понимают: заядлые игруны смотрят на это, и у них сладко замирает сердце — «а ведь это взаправду! А ведь — настоящие ракеты, настоящие цели! Вот ЗДОРОВО! Вот бы мне так пострелять, хоть разочек…» и т.п. То есть игрунам угодили и их на новости «про Сирию» подсадили; это успех (в игрушки играет не такой уж малый процент населения — скорее всего, значительно больший, чем сидит, скажем, в Фейсбуке). Но успех относительный — надо захватывать более глубокие и широкие слои населения.

И для них тоже постарались: пожалуй, впервые Первый канал, даже плюнув на новости как таковые, вдруг посреди недели запузырил 10-минутное «Досье», посвященное рассказу о том, что такое, собственно, ИГИЛ для наивного широкого зрителя. Много говорилось о том, какие звери эти игиловцы. Для иллюстрации работники агитпропа пошли даже на весьма смелый шаг, «на грани фола» — половину из этих 10 минут показывали фрагменты роликов от самого ИГИЛ, посвященные казням «неверных». Не исключая даже сцен собственно расстрела «приговоренных» — в них просто слегка замазали (сделав размытыми) собственно жертв с мешками на головах, а вот их палачи, стоявшие за их спинами и стрелявшие им в затылки, были видны вполне отчетливо. И все это — в самый прайм-тайм!

Цель понятна — вызвать негодование в адрес игиловцев и, соответственно, горячее стремление поддержать идею воевать с ними силами российской армии. Вызывает, однако, сомнение, что средства достижения цели были выбраны адекватно.

Ведь на что, собственно, были направлены показы беззащитных жертв, казней и рассказы о жестокости ИГИЛ? На пробуждение эмпатии, сочувствия к жертвам ИГИЛ, а через это — стремления защитить и, значит, поддержать отправку армии (авиации) в Сирию.

Но это ведь не сработает! У постсоветских людей нет эмпатии (если говорить «в массе»), соответственно, пробуждать ее бессмысленно. Это примерно как пробуждать ненависть к Сталину, рассказывая о гибели жертв 1937 года или голодомора. Телевизионная аудитория остается, как правило, глуха и равнодушна к таким примерам (прекрасная иллюстрация — известные дискуссии Сванидзе и Кургиняна).

Причем это относится и к другим странам б. СССР. Например, те же украинцы в массе также абсолютно равнодушно отнеслись к страданиям, скажем, пенсионеров Донбасса, которым их собственное государство просто отказалось перечислять пенсии. Обыватель постсовка, приученный еще советским лицемерием и двоемыслием, великолепно научился защищаться от любых попыток пробудить у него эмпатию к каким бы то ни было жертвам: он знает для этого прекрасное средство. Достаточно всего лишь мысленно расчеловечить страдальцев (буквально — внушить себе, что страдающие — не вполне люди или даже вовсе не люди), и вуаля — даже зачатки эмпатии пропадают без следа! Все очень просто.

Именно так сталинисты и «просто сочувствующие» говорят про умерших от голода, что «хохлам так и надо», а гордые украинцы про голодающих пенсионеров — что «ватникам так и надо».

Точно так же можно легко предсказать, что господствующей реакцией «в массах» на описание «зверств ИГИЛа» будет «одни чернож…е режут других чернож…х». Весьма неполиткорректную — и массовую — реакцию можно видеть уже сейчас: когда появились «клеветнические», по мнению российского МИДа, инсинуации «западных СМИ» о том, что якобы российские самолеты вместо ИГИЛ разбомбили гражданские объекты и, в частности, под бомбами погибло 6 детей — в моей ленте большинство высказываний в духе «да и ладно, из этих детей все равно бы выросли игиловцы». Какая уж тут эмпатия…

Да, постсоветский обыватель — это, в общем, довольно своеобразный зверь. Он очень чувствителен ко всяким, даже мнимым, обидам и очень падок на похвалы и «доказательства величия». А вот выжимать из него слезу сочувствия кому бы то ни было — дело практически безнадежное. Причина в том, что обывателям — в массе людям вполне добродушным и даже широким — критически не хватает великодушия. Господствующая реакция — «а что я буду кого-то жалеть?! Меня бы кто пожалел!»

Глубочайшая УЯЗВЛЕННОСТЬ — вот главная черта обитателя постсоветского пространства.

Но это означает, что тактика агитпропа выбрана неверно. Рассказами о зверствах ИГИЛа войну для населения не оправдаешь. Оно просто даже не поймет, не уловит связи: «А мы-то тут при чем?!» Надо педалировать «танчики», обиды (от проклятых пиндосов) и «величие России».

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks