К 100-летию со дня смерти Леонида Андреева

Сентябрь 12, 2019 1:48 дп

Игорь Фунт

Начало XX века… Леонида Андреева «выдавало», если можно так сказать: захлёбывающееся упоение своей безмерной славой. Ну как же, было от чего: — под венцом «Большого Максима» — на равных держаться с великим драчуном Куприным, мечущимся неугасимым Буниным, философом-путешественником Пришвиным…

В долгих нескончаемых беседах о смысле жизни он… непрерывно пил. Постоянно меняя настроение своё и обескураженных собеседников. В горьковском ли «Знании», марксистско-ницшеанской, и тем странной, редакции журнала «Жизнь». И потом, уже на вольных хлебах — отошедши от революционных идей, в Финляндии.

После ужина брал бутылку вина и шатался до четырёх по заливу, островам. Искал мимолётных связей, будто забывая о семье, не придавая ей значения. Впрочем, то же самое было и в Питере, и в Москве, до женитьбы.

Викентий Вересаев вспоминает московский период. Как собрались однажды у кого-то близ Арбата. Андреев принёс новую свою драму «Царь-Голод». Пришёл совершенно пьяный. Однако упрямо настаивал, что читать будет сам.

Первое действие. Сбивчиво что-то пел заплетающимся языком, неразборчиво. С комично-наивным самодовольством и надрывом подчёркивая места, по его мнению, чрезвычайно удачные. В конце концов, почувствовал, что ничего у него не выходит. Предоставив прочесть оставшееся своему другу…
Далеко за полночь возвращались из гостей к Вересаеву. Андреев — пьян в стельку. Изнывает в неутомимой жажде пить ещё и ещё. Увы, глубокой ночью всё заперто.

Тут Андреев пристаёт к городовому на посту, умоляя его достать водки великому писателю. Тот, не лишённый творческого экстаза, куда-то сбегал, принёс. Стали вместе приходовать.

Андреев обнимался с городовым, лил пойло в дуло его винтовки. [Было военное положение после 1905, отсюда оружие.] Потом громко ревел. В народе говорят, это «водка плачет».

Потом, потерявшись, один отправился на Курский вокзал: вокзальные буфеты торговали всю ночь, и там можно было достать вина. В уборной вызывающе стал задирать зашедшего туда по нужде инженера: в пьяном виде он несносен и забиячлив… Там, — в полном непотребстве, — его и нашёл под утро Вересаев.

Андреев три раза покушался на самоубийство. В детстве учился отвратительно. В 7 классе целый год носил звание последнего ученика. За поведение имел не свыше 4-х, иногда 3.

Перед тем как набраться до потери пульса, Леонид возбуждался. Его мозг буйно вскипал. Фантазия разгоралась. Речь становилась почти нестерпимо яркой. Алкоголизм Андреева носил, видимо, характер своего рода дипсомании (непреодолимой тяги).

Ещё будучи подростком, Леонид бросился под товарняк. К счастью, угодив вдоль рельс. И поезд промчался над ним, только оглушив. Другой раз — стрелялся из револьвера Лефоше. И в третий раз ранил себя ножом в грудь… Попытки самоубийства кончились для Андреева очень печально. Они сделали его на всю жизнь тяжёлым неврастеником.

А поскольку Андреев несколько раз был в психушке, то по диагнозу и по повадкам он вполне подходит под определение «шизоид».

Loading...