Из жизни писателей…

1193
Лена Пчелкина:
«Не надо во всём доходить до самой сути — это не сведение счётов, а описание явления…» (Л. Пчёлкина, мемуары, том 3-й, страница 16, строка четвёртая сверху)

Читаю вчера рецензию одного известного литературного критика на роман моего старинного знакомого. Всё очень интеллигентно. И идёт обсуждение в ветке.

Вдруг, из-за леса, из-за гор, а точнее из-за океана, выплывает дама, тоже, к слову, литератор, которая пишет примерно следующее: что такой мусор она читать не будет (прямо я Пастернака не читал, но осуждаю) , а будет она читать римские хроники 1969 года издания под редакцией уважаемого человека.

Вот, казалось бы, если у тебя образовались планы на вечер — в виде чтения — что ты сидишь в фб и, вклинившись в разговор, обсираешь то, что ты не читала?

Ей отвечают — читай, что хочешь, условная Дуся.

Она пишет: спасибочки! Хорошо не спасибки. И продолжает, брызгая слюной, обсирать всё и вся.

Её и успокаивали и строго указывали. Бесполезно. Тут я всмотрелась в фамилию. Ба! Да знакомые всё лица. Папа- большой функционер литературный, собственноручно отдавший роман Гроссмана в руки чекистов, травивший Солженицына и Сахарова, брат мужа — мы его все знаем как большого специалиста по радиоактивной пыли. Сама живёт за океаном. Я держалась до второго стакана. Потом поинтересовалась, чисто из литературного интереса, почерпнуто ли слово «спасибочки» из анналов Тацита. Что тут началось! И на х@й, и ошибки, и кто эта дворняжка? Вот такая жизнь у нас, у литераторов) Пошла штудировать табель о рангах, чтобы выяснить как к ней обращаться- ваше высокородие или ваше сиятельство. Хочу продолжить дискуссию.

Пользуясь случаем, сообщаю, что 10/06 мы будем выступать в Шагале с С.Л. Лойко, автором не оставившего равнодушным эту даму, романа. Мероприятие будет в одесском дворике. Всем спасибки и чмоки-чмоки.