maxresdefault

Юрий Терко:

В прошлом году в возрасте 91 год умер Ральф Джордано — знаменитый немецкий писатель и публицист, лауреат множества премий, к голосу которого прислушивалось несколько поколений немцев. На его счету 23 опубликованные книги, многие из которых стали бестселлерами и переведены на многочисленные иностранные языки.
Привожу выдержки из его письма президенту Германии.
————————————————————————

Уважаемый г-н Президент,

Вы заявляете: «Христианство — часть [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии, иудаизм — без сомнения, также часть […] Германии, это наша общая, христианско-иудейская, история, но и ислам уже тоже часть […] Германии».

Эти слова, произнесённые Вами 3 октября на торжествах по случаю 20-й годовщины объединения Германии являют собой в своей поверхностности столь глубокое непонимание действительности и столь неуместное желание соединения двух в основе своей несовместимых систем, что вызывают у более или менее осведомлённого человека состояние потери речи.

Я не собираюсь становиться вашим репетитором по истории, но столь явное и безответственное приравнивание реально существующего ислама к желаемому, совместимому с европейскими ценностями сферическому исламу в вакууме, вызывает необходимость энергичного протеста. Прежде всего потому, что политический и воинственно настроенный ислам невозможно никуда никак интегрировать, да и «обычный» ислам более чем достаточно проблематичен….

…Никто до сих пор ни разу сколько-нибудь убедительно не ответил на вопрос о совместимости ислама со свободой слова и совести, равноправием женщин, плюрализмом, отделением религии от государства, — короче говоря, с демократией. Ислам — чёрная туча, заслоняющая ясное небо XXI столетия, и угрожающе нависшая над Германией в результате абсолютно непродуманной, ошибочной иммиграционной политики…

…В идущем состязании общественных моделей кроются гигантские проблемы, и сами мусульмане указывают на них. Так, известный турецкий писатель Зафер Шеночак вонзает хирургический скальпель в одну из наиболее зияющих ран:

«Едва ли хоть один исламский религиозный мудрец, не говоря уже о благочестивом простеце, желает и может увидеть основную проблему собственной веры, скрытую в её структуре и образе мышления. Они не готовы критически проанализировать собственную традицию, не способны беспощадно к ней самой поставить её перед реальными вызовами современной жизни».

Ему вторит неустрашимый Аббас Байдун, много лет ведущий колонку фельетониста в ливанской газете «Ас-Сафир», вступая в опасную зону запретной рефлексии и самокритики:

«Многие из нас ищут отговорок, позволяющих не заглядывать в зеркало, чтобы не увидеть там перекошенную рожу — рожу изоляционистского ислама, исповедующего культ насилия, ислама, постепенно берущего верх над нами в то время, как мы упражняемся в искусстве притворства, ислама, дикая и злобная рожа которого вот-вот станет нашим единственным лицом».

…Теолог из Ирана Хамида Мохаджени предупреждала: «Внутриисламские просветительские тенденции потребуют от 20 до 30 лет, чтобы ислам смог европеизироваться, — и при этом нет никакой гарантии, что такие тенденции не потерпят крах и не будут поглощены традиционным исламом»…

…Их голоса не слышны всем этим юродивым, готовым целоваться с кем угодно, ослеплённым ксенофилией социал-романтикам и профессиональным «людям доброй воли», делающим вид, будто их сюсюканье способно оживить мультикультурную идиллию, существовавшую лишь в их воображении…

…Где же мы все в конце концов окажемся, если из страха получить на лоб печать ксенофоба мы предаём наши собственные ценности? Куда мы придём, если будем вынуждены стыдиться назвать неспособной к интеграции патерналистскую, патриархальную культуру, для которой личность — ничто, а род и община единоверцев — всё? Что такого неправильного в констатации факта — в бесчисленных случаях причиной иммиграции является не поиск работы, а соблазн воспользоваться немецким социальным пособием?

«Ислам тоже является частью [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии», — да неужели?!
Примите, пожалуйста, к сведению, что выразить сомнение в этом — небезопасно для жизни! Я знаю, о чём говорю. Ислам не знает такого метода — «критика». Именно потому любая критика приравнивается к оскорблению.

Это не значит, что критически настроенных мусульман не существует. Я целиком на их стороне, вместе с отважными женщинами — Неклой Келек, Зейран Атеш, Миной Агда, Айан Хирси Али — и всеми остальными здравомыслящими мусульманами на свете.

Я сам, как переживший нацистские преследования, хорошо знаю разницу между гитлеровской и современной Германией. Её демократия для меня священна, потому что только при ней я чувствую себя в безопасности. И потому тот, кто является её врагом — христианин, мусульманин или атеист — и мой смертельный враг.

С глубоким уважением,
Ральф Джордано

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks