«Ипохондрик он. Мнительный уж больно…»

1180

14956427_687613644725477_7472823427677284483_n

Dilyara Ra:

…вот ещё смешно: на той своей стене (где меня отключили от кислорода) я поставила портрет Шиллера и начала сильно доставать Олю — вот мол гений и красавЕц какой.
А Оля потупилась и говорит:
— Да он нервный был очень. Он бы тебя так достал своими нервами, ты бы сбежала от него. Ипохондрик он. Мнительный уж больно (так говорит, как будто с Шиллером выпивала намедни)
Мама говорит:
— К кому сбежала бы?
Васечка говорит:
— К этому, как его? К Ершову! Тот веселый был.
Мама говорит:
— Лучше к Баркову — вот этот точно подходит.
Васечка говорит:
— Да ну, тот совсем матерщинник! Мне кто-то подсунул его поэму, штоле, про елду. Даже мне неловко стало.
— Это тебе-то? — со смехом говорит Оля.
— А что? — говорит Васечка. — Я хоть и матерщинник, но в душе такой какбе романтик.
Мама говорит:
— Как Шиллер?
— Ну да (отвечает Васечка). Только я не ипо…ипо…
— Хондрик? (подсказывает мама).
— Ну да (говорит Васечка). Если бы этого вашего Шиллера с его мнительностью в нашу деревню на зиму бы отправили бы, дрова колоть и воду таскать, он бы мигом забыл бы про свою ебахондрию. А то у нас один такой был, деревенский Шиллер — он прочитал как-то всего одну книгу, зато до конца, год читал, и такое о себе возомнил, бляха, мама не горюй: типа я интеллигент, мне с вами не по пути, я типа книжки читаю, а вы все алкаши и придурки. Ну и чуть не замёрзли они все зимой — дров-то этот Шиллер не наколол. Ну его папаша колуном отделал — так мигом в себя пришел, ёптить. Папаша хоть и инвалид, но сильно был злой чтобы, значит, сынка поучить — встал со своей койки и чуть не убил. А дрова папаша уже не мог колоть — надорвался на этой нашей работе.

 

От редакции: как правильно писать письма в поддержку Диляры и Инны Сергеевны, забаненных в  застенках Цукерберга