«Инструмент воздействия на председателя Следственного комитета…»

1280

 

У ФСБ осталась всего неделя предварительного следствия по делу о коррупции в Следственном комитете РФ, по которому с июля прошлого года сидят в Лефортовском СИЗО начальник главка СК Максименко, его зам Ламонов и замруководителя московского следствия генерал Никандров — и вот сегодня в Мосгорсуде Михаил Максименко, прося о переводе под домашний арест, делал программные заявления.

Он по бумажке прочитал, что «негативные сливы информации «о нём направлены на дискредитацию Следственного комитета и Бастрыкина».

«Я отказался от дачи показаний, — объяснил он суду, — так как ФСБ было нужно, чтобы я признал вину как инструмент воздействия на председателя Следственного комитета».

По его словам, следователи ФСБ назвали ему срок, к которому его приговорят: 20-22 года в колонии строгого режима.

«Но я, — пообещал он, — всё равно не буду никого оговаривать. Хотя и противодействовать могущественному ФСБ тоже не буду, поэтому согласен с домашним арестом».
На что присутствующий следователь ФСБ Евгений Зубчик заметил: «Максименко остаётся в должности, относящейся к высшему руководству Следственного комитета, он знаком с оперативной работой — и находясь вне СИЗО-2, может повлиять на свидетелей».
Далее у следователя с председательствующей судьей Александрой Юдиной состоялся диалог.
Судья:

— Сколько обвиняемых в настоящем деле?

Следователь:

— Если не ошибаюсь, шесть.

Судья:

— А под стражей сколько?

Следователь:

— Тоже шесть. Нет, пять. Один под домашним арестом.
Немудрено запутаться: Генпрокуратура раскидала разные куски дела по разным ведомствам, так как целиком оно подведомственно Следственному комитету, который не может же сам себя высечь. Это заместителя Ламонова, Дениса Богородецкого, Лефортовский суд, арестовав по ходатайству ФСБ 21 июля нынешнего года на два месяца, уже 14 августа по новому ходатайству ФСБ перевел под домашний арест. Ну а Михаилу Максименко Мосгорсуд сегодня ожидаемо отказал в домашнем аресте — не сработал его аргумент, что он живет на Перовском шоссе вблизи следственного управления ФСБ.

«Детективы исторические пришли, пожалуйста» — попросил напоследок обвиняемый своего адвоката, а на вопрос последнего, как здоровье, ответил: «Да так, нормально. Голова болит. Ничего»