Кирилл Рогов

Простоял два с половиной часа у Соловецкого камня, но был еще очень далеко от того, чтобы прочитать имя (надо было уходить). Несмотря на привычность ежегодного ритуала, в этом году почему-то особенно остро накрыло потрясение этим перечислением: «расстрелян», «расстрелян», «расстрелян, в тот же день на Бутовском полигоне были расстреляны еще 267 человек», «расстрелян, годом позже были расстреляны два его сына и племянник».

Это как-то непостижимо уму. И с этим практически невозможно уму смириться. У этого нет никакой понятной и общей политологической рамки.

У превращенной в выставку Евгений Асс (Evgeny Asse) внутренней стороны забора стоял красивый техно-стенд со светящейся надписью «Заряди любой гаджет». А над батареей черных розеток на белом фоне тоже шла, сменяя одна другую, бесконечная череда тюремных фотографий с именами, возрастом и подписями — расстрелян 2 января 1938, расстрелян 6 декабря 1936, расстрелян 17 июля 1937 (наверное, был жаркий день).

Пока я там примерз минут на 15 и не мог сойти с места шли только фамилии на «Ол» и на «Ом». И это одни только москвичи. И большинство из них входили в ворота дома напротив, в такой же мерзлой темноте московской ночи, уже остро ощущая на себе дыхание этой бездны, хотя и не ведая еще непостижимой уму примитивной правды о своем будущем.

Может быть холод вернул такую остроту этому переживанию, но скорее растворенный в современности привкус террора (хотя и не сам террор). Террор — это технология, главным элементом и главным условием которой является наличие значительных контингентов людей, способных его осуществлять. Это, наверное, самое важное, что нужно помнить о терроре.

Николай Розов поделился публикацией.

Ингредиенты большой резни.

Все верно говорит Кирилл Рогов (Kirill Rogov), но важно также холодным умом понимать ингредиенты такого рода явлений (+якобинский террор, +геноцид армян,+Холокост, +резня в Кампучии, +резня в Руанде и др):

1)предшествующее разрушение социального порядка по причине революции, большой внешней и/или гражданской войны,

2) успешная широко распространенная государственная идеология, делающая большие группы населения «недостойными жизни» по религиозному, этническому, классовому, сословному признаку,

3)развитая государственная организация, способная к расширению, как правило военизированная,

4) наличие обширного деклассированного и морально-политически дезориентированного и потому подверженного идеологии контингента, для которого вступление в ряды карателей сразу дает выгодную, надежную и престижную социальную позицию,

5) атомизированность жертв и их неспособность к самоорганизации, сплоченному сопротивлению.

На самых разных случаях массовых систематических убийств можно проверить наличие указанных пяти факторов.