Империализм в поэзии

13 июля, 2022 2:06 пп

Максим Кантор

Maxim Kantor:

Поскольку невежество и порожденная невежеством ненависть — способствуют войне и усугубляют дикость, следует сказать несколько слов о том, что именуют термином «имперское» в культуре.
Словосочетание «имперская культура» употребляют люди невежественные.
Дело обстоит следующим образом.
Наиболее последовательным «империалистическим» поэтом всех времен и народов является Данте Алигьери.
Совсем не Бродский, не Пушкин, даже не Достоевский.
И вовсе не русские авторы самые «империалистические» из тех, кто сочинял литературные произведения.
Нет.
Самым яростным «империалистом» был Данте.
Дело в том, что в условиях бесконечной усобицы итальянских городов-государств, в условиях взаимной ненависти и распри итальянских племен, и при наличии светской власти папы, которого Данте презирал — учитывая все вышеизложенное, Данте видел выход — только в империи: и конкретно во власти императора Генриха VII.
Он был приговорен (заочно) в родной Флоренции к смертной казни, как предатель интересов города — поскольку отказался и от концепции гибеллинов и от концепции гвельфов. Если в начале своего пути Данте ассоциировали с «белым» гвельфом, то в впоследствии он стал ассоциироваться с гибеллином (сторонником империи). Флорентийцы его ненавидели (как некоторые сегодня Бродского) за то, что вольности их города Данте предлагает отдать под контроль императора.
Дело здесь в следующем.
Данте понимал Рай, как общую гармонию, подчиняющую себе отдельные мелкие «хотения» и все так называемые «самоопределения». Как некоторые помнят, в Аду и в Чистилище вожатым Данте выступает Вергилий (поэт Римской Империи, язычник), в Раю поэта ведет Беатриче — но, достигнув Эмпирей, то есть, высшего, кристального Неба, Беатриче перепоручает Данте — Бернар Клервосскому, схоласту 12 века, и уже Бернар Клервосский ведет поэта к трону Богоматери.
Бернар Клервосский, вдохновитель крестового похода на альбигойцев, был, разумеется идеологом империализма. Идеологом империализма был и Данте.
Важно понимать, что имели в виду Бернар и Данте по «империализмом».
Собственно говоря, «любовь, что движет солнце и светила2 — по Данте, это и есть империя. Империя есть гармония чувств — в отличие от усобицы и так называемой «воли». Империя для Данте — есть внутренний закон, понимающий и определяющий «любовь» не как волю, но как порядок, упорядочивание чувств. Как единство морали.
Можно с этим утверждением Данте не соглашаться, можно стараться его оспорить. Например, поклонник Аверроэса Гвидо Кавальканти полемизировал с другом. Интересна
также версия Микеланджело, изложенная на потолке Капеллы. Также Маттео Пальмиери, великий поэт Ренессанса, написал своего рода спор с концепцией Данте (впрочем, замечу в скобках, его версия Рая тоже «имперски ориентирована»).
Что здесь важно понять.
Одно должно быть очевидно:
рассуждать об «имперскости» Бродского или Пушкина, не понимая того, что оба поэта продолжают традицию Данте Алигьери — может только человек неграмотный.
Никому нельзя запретить быть дураком. Но, слушая полемические реплики об «имперском» искусстве, помните хотя бы, что произносят их люди малообразованные.
Во всякой войне достаточно глупости.
Не усугубляйте общий уровень идиотизма.