Именной гранатомёт

Олег Утицин:

Меня часто спрашивают из России, из Германии, Америки, Грузии — как, мол, тебе живётся в Абхазии? Не боязно? Из Англии не спрашивают, почему-то…

Нет. Мне в России боязно. Я, как вижу границу своей Родины — с зоновскими заборами из колючей проволоки, мне не по душе уже.

Вертухаи, которые твой паспорт проверяют трижды. «С какой целью, мол, Родину покидали?..»

Слово «захотелось» — им явно непонятно.

Я, как включаю, российское ТВ — где ведущие ведут допросы с пристрастием, вспоминаю байку про одного криминального репортёра, который любил выезжать с оперативниками на задержания по адресу, долюбливал задержанного бить ногами, спрашивать, где ценности спрятаны, и частично их в карман потом засовывать…. Этих я, типа, понимаю. Безнаказанность преступления, а в телевизоре — ты — герой!

Мне другое непонятно, к примеру. Почему на российских пограничных КПП работают, в большинстве своём, прапорщики с украинскими фамилиями? Их вывезли с Украины спасать от тяги к демократии, как испанских детей? Но вывоз испанских детей прикрывал вывоз золотого запаса Испании. А вывоз украинских прапорщиков прикрывает что?

Что начальник КПП на реке Псоу сукрал миллиард рублей из трёх миллиардов, выделенных РФ Абхазии в кредит на восстановление после войны с Грузией?

А новые кандидаты в президенты Абхазии даже не упоминают этот случай, потому что заточены на то, что России надо откатывать.

После избрания Хаджимба кредитов стало больше, а работ по благоустройству страны — нет.  Я давно ещё нахваливал главу администрации своего села — у тебя дороги в селе, как в столице Абхазии, только ямы ещё не такие глубокие, работать и работать.

…Шли годы, с тех пор ям десять закопали. По всей Абхазии…

— Чтобы был порядок, — говорят мне некоторые — нам необходимо присоединиться к России.

— Вы думаете мы им нужны, — говорил когда-то президент Абхазии Сергей Багапш, — им наша земля нужна…

— Порядок здесь наведут, — считают оппоненты.

В Крыму навели, видно.

Россию разграбили, тоже видно.

У меня к таким оппонентам вопрос один возникает всегда: «А какого… тогда Абхазия воевала за свою независимость? В каждом селе, в каждом дворе почти — могилы погибших есть…»

— Ну, нам одним не справиться…

Ага. Вспоминаю, президента Абхазии Анкваба. Имел возможность беседовать с ним во время его предвыборной кампании. Он говорил — нельзя доить малый бизнес, надо помочь им окрепнуть, сёлам нужна вода, свет, дороги. И он делал это всё. Бесплатные столбы электрические ждали моих сельчан в Гудауте. Сняли Анкваба. Пришёл Хаджимба каждый стол стал стоить семь тысяч рублей? С какого?…

Работы по воде, по свету, по дорогам все почти остановлены.

Доить малый бизнес стало можно, гаишники опять заселились в кусты.  Мой друг, ветеран войны, после визита звонит, спрашивает — они совсем опухли там уже, четыре раза на постах за час инвалида «бомбят»?..

…С Раулем Хаджимба мне тоже довелось беседовать во время его предвыборной кампании. Эту беседу абхазские телекомпании снимали (кому интересно — покопайтесь в у них в архивах ).

— Вы встречались с Сурковым перед началом свержения Анкваба, — спросил я его.

— Да, — ответил.

— Вы видели сурковский проект об ассоциации Абхазии с Россией? — спросил я его.

— Какой проект?

— Где говорится о создании единых вооружённых сил, под командованием РФ, о передаче силовых структур Абхазии под руководство России, экономику — туда же?..

— Нет такого, откуда вы взяли?.  — он дружески приобнял меня за плечи, а когда вступил в должность президента, поехал к Путину в Сочи, подписывать договор о сотрудничестве, где были перечислены все вышеназванные пункты.

Новые кредиты от Путина Хаджимба получил.

Путин Абхазию — нет.

Депутаты абхазские выступили против.

Наверное, потому, что некоторые с уважением относятся к памяти людей, погибших за независимость Абхазии. И к независимости — как к товару для продажи — не относятся никак.

…Страшно ли мне, русскому, жить в Абхазии? Нет.

Мне противно, когда и тут начинает расползаться российская метода правления, плодящая чиновников и бедность среди простых людей. Кстати, на границе Абхазии с Россией, напомню, до сих пор не сняты квоты на вывоз сельхозпродукции из Абхазии. Тех же мандаринов к Новому году, к примеру. За взятки — можно, конечно, фурами…

Квоты были введены Ельциным в поддержку Шеварднадзе, который танками пошёл на Абхазию и за то, в частности, что она отказалась признать грузинский язык государственным.

Про российские танки в Грузии и русский язык помните? Аналогии поищите на досуге…

— Пусть даже враг придёт ко мне в дом, — объяснял мне как-то приятель абхаз, — я должен его угостить, накормить, напоить. Вот когда он за пределы моего двора уйдёт, тогда — пожалуйста, я могу ему голову отрезать…

Гость сидел в моём доме, за моим угощением, на абхазской земле и после очередного стаканчика вдруг спросил: «Ты же не будешь сидеть смотреть, если я тебя грабить-убивать приду?..»

— Почему не буду? — говорю. — Мне интересно посмотреть, как ты меня убивать придёшь…

Он крякнул, и мы выпили, чтобы не было войны…

— Гранатомёт я тебе подарю, — сказал он.

— Пусть полежит у тебя пока…

 

 

PS: Если заметили, у нас появилась новая рубрика «Абхаз и Я». так что, продолжения ждите. Тут интересно…