11700946_969256979792009_6251574283521795759_n

Сергей Васильев
КАКЭТОБЫЛОУМЕНЯ (1)

страница 42

(автор работал в Тверьуниверсалбанке, в банке МФК и «Русских фондах»)

Отрывки из будущей книги

Эта книга — заметки о девяностых.
Эта книга о тех, кто родился в шестидесятых.
Именно нашему поколению суждено было выходить в свет, в большую жизнь — в момент великого разлома. Начал разваливаться СССР.
Мы только закончили институты и не успели еще встроиться в советскую систему.
Жизнь кинула нас сразу в рынок.
Эта книга о банках, о том, как начинали свой бизнес молодые российские банкиры, и чем жила в те годы финансовая система России.
Эта книга о бизнесе, о взлетах и падениях. О переживаниях и эмоциях.
Десять лет с начала девяностых.
Я решил описать события, которыми я, мои друзья, знакомые и коллеги жили в те девяностые вплоть до дефолта и начала нулевых.
Потом начнется новый век. Придет Путин, дорогая нефть, все изменится. Но это будет уже другая история. Это будет, что называется, «в следующем сезоне».
Я не ставил какой-то конкретной цели или задачи, просто мне захотелось написать о том, как это было у меня.

НИИ ЦАГИ (1991 год)
Система высшего образования в московском Физтехе, который мы заканчивали, предусматривала, что на последних курсах института мы уже должны активно вести научную работу в одном из профильных отраслевых НИИ. Это позволяло после окончания института сразу влиться в науку, начать готовить кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию.

Я был распределен и работал в ЦАГИ.

В кабинете, где мне дали стол и стул, сидело пять человек. В дальнем углу располагался стол моего научного руководителя, начальника отдела — ему было тогда около сорока. По бокам от него столы двух сотрудниц, женщин непонятного возраста, думаю, между тридцатью пятью и сорока пятью. В их задачу входило собирать в папки какие-то бумаги, которые давал им начальник отдела, а также чертить графики на основе данных, которые мы периодически получали от экспериментов в аэродинамической трубе. Эксперименты тогда уже проходили редко, и потому реальной работы и загрузки у женщин не было.

Постепенно я начал понимать, что одна из главных задач мужской части нашего отдела заключалась в том, чтобы загрузить работой этих двух наших женщин. Основной же задачей этих сотрудниц было… заваривать чай. Кроме них, начальника отдела и меня, студента-выпускника, в углу располагался еще один замначальника отдела, молодой кандидат наук. Ему было тридцать два.

Я просидел в том кабинете около года — последние шесть месяцев выпускного курса института, когда я готовил дипломную работу по аэродинамике вихревых потоков у носовой части истребителя на больших углах атаки, и первые шесть месяцев аспирантуры, когда я должен был начинать готовить кандидатскую.

Еще не закончив институт, я увидел, что дела в ЦАГИ идут тухло.

Реальной исследовательской работы уже почти не было. Каких-то больших научных задач — тоже. Все пытались себе придумать какое-то занятие, но все это было очень отвлеченно, без прорывов.

В основном все отделы, и наш в том числе, занимались компьютеризацией. Сначала стояла задача получить компьютер начальнику отдела, затем — для всех сотрудников-мужчин. Потом в институт завезли «мышки», и все стали выбивать себе их. Потом появился большой общий компьютерный зал, и я стал пропадать там часами и иногда оставаться на ночь, готовя дипломную работу.

В наш общий кабинет приходить не хотелось, там царила скука и какая-то полная бесперспективность. Начальнику отдела — сорок, его заместителю — тридцать два, мне — двадцать пять. «Я что, семь лет так и буду тут сидеть до должности замначальника отдела? — думал я. — И пятнадцать лет до начальника отдела? И все это между чайными паузами?!»

И вот как-то осенью 1991 года — посреди рабочего дня, как раз перед очередной чайной паузой — я зашел в наш кабинет отделения механики летательных аппаратов ЦАГИ с тортом. Поздоровался со всеми и сказал, что пришел попрощаться.

Я решил уйти из науки в рыночный бизнес!

Наши тетушки замерли — точнее, замер весь отдел. Думаю, у всех тогда были смешанные чувства. Начальник вздохнул с облегчением, потому что я снял с него груз ответственности — искать мне тему для кандидатской, когда он сам все никак не мог придумать тему для своей докторской. Его молодой заместитель, наверное, тоже вздохнул с облегчением, поскольку в моем лице ушел молодой и прыткий, который мог бы еще его и подсидеть.

Дама помоложе в первый момент меня пожалела. «Куда же ты теперь без работы? У тебя же ребенок!» — подумала она. У нее самой был тогда сын лет пяти, и она боялась, что ее молодой муж может потерять работу. И только вторая дама, что была постарше, смотрела на меня в тот момент с восторгом и восхищением. «Так и надо, — молча говорил мне ее взгляд. — Это настоящий мужской поступок».

— А куда ты идешь? — спросили меня коллеги, когда мы уже почти выпили весь чай и съели почти весь торт.
— Мы открываем филиал банка, — сказал я. — И я буду директором.
Весь отдел так и замер с недоеденными кусками торта во рту!
— Банка? Какого? — стали наперебой расспрашивать меня.
— Коммерческого, — гордо ответил я.

Потом, конечно, все долго смеялись. Они и радовались за меня и ничего не понимали. Что такое вообще банк? Что я мог знать об этом, когда я тут месяц за месяцем сидел рядом с ними?

Когда я уже выходил из кабинета, кто-то меня спросил: «А какая у тебя там будет зарплата?» Я, чуть смущаясь, ответил: «Одна тысяча рублей».

И это был второй для них шок, так как тысячу рублей в тот момент, кажется, составляла зарплата всего нашего отдела, включая начальника.

Мы попрощались, и я ушел.

Я не стал их совсем травмировать. На самом деле мне дали тогда зарплату в две тысячи рублей.
……
Через два года, когда советская наука совсем разваливалась, когда во всех НИИ перестали выплачивать зарплаты и начались повальные увольнения, почти весь тот свой отдел я принял к нам на работу в банк. Одна из сотрудниц пришла к нам в бухгалтерию, другая стала операционисткой в филиале в Жуковском.
А своего начальника я устроил управляющим в одном из наших московских отделений.
И только тот молодой зам так, кажется, и остался в науке.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks