Или может, сразу в Штаты рвануть?

1500

Звонок, низким озабоченным голосом.

– Алло, привет! У тебя есть телефон Коляна-рыжего? Ну, который голду всю жись скупал?

– Сейчас посмотрю. А что случилось?

– Да так, посоветоваться хотел…

– Что именно? Мож, я что подскажу.

– Да тут, понимаешь… У меня есть золотые сабля, ведро и шлем. Вот, хотел продать.

У меня что-то ёкнуло под ложечкой. Что-то старо-забытое, из 90-х.

– Погодь-погодь, братан. Расскажи сначала. Где ты их взял-то? – левой рукой я уже листал истрёпанный годами блокнотик с древним криминальным списком телефонов: барыги, скупщики краденого, менялы.

– Да понимаешь, пришёл утром на работу наш начальник юротдела, вдрызг с похмелюги, еле чивкает. Пришёл в шлеме, с ведром и саблей – да не простыми, а золотыми. И начал всех рубить типа Ледовое побоище, поэл!

– Ну…

– Ну, мы его схомутали, сдали в дурку с горем пополам. А раритеты решили продать, – чтобы, мало ли, на лечение там-сям хватило. Да и семью не обидеть.

– Подожди-подожди, – заёрзал я на стуле. – У Коляна щас проблемы кой-какие. Он гасится от всех. Типа там с семьёй непорядок… Да и с ментами. Я его найду конечно, – но лучше мне самому до него доехать, чтобы объяснить всё чин по чину.

Я прямо чувствовал, как птица из бриллиантового дыма расстилает свои крылья вокруг меня, по комнате, дивану, пепельнице…

– Ну давай, чё, – простодушно сказал Макс.

– Слышь, дружище, дай-ка мне вводную: скоко вес, какая проба и тэдэ.

Коля-рыжий – человек, несомненно, авторитетный. Он и денег отваливает в округе дороже всех, и ментам не сдаст, – мало ли подстава какая уголовная, – и в обвесе не обидит. Уважаемый, в общем, чел, без заморочек, да-с…

– Ну-у… понимаешь ли… там сабля старинная, очень. Век чуть ли не 17-й. А ведро со шлемом он сам делал. Ведро по пьянке заказал, из трёх девяток: 999 – весу килограммов на восемь. Тяжёлое, чёрт. А шлем отлил точь-в-точь как в «джентльменах»… Килограммов 16-18 вышло высшей пробы. Не поднять! Дурак, одним словом.

Он назвал цифры. Я пробил на калькуляторе. Меня пробило в пот. Мозг – прибило гвоздём к стене!

– Ты узнай, – говорил в это время Макс, – скоко нам Колян-рыжий даст. Убавь немного для гешефту, я договорюсь с пацанами на работе, – вот нам и к пенсии прибавка будет, окей? И пацанам немного сольём – они же в доле. Не обеднеет псих-то.

Я уже давно всё прибавил и убавил. Там, – в калькуляторе, – пахло каннской ривьерой, пахло оперой на Бродвее, пахло новой женой-моделью из Казахстана и новой жизнью вне обрыдлого уже по уши СНГ. Где я лежу непритязательно в гамаке и пишу книгу «Как я стал…» Просто стал, и всё.

«Вот попёрло», – подумал я и сказал:

– Ладно, Макс. Ты завези мне побыстрей товар, – а я съезжу договорюсь с Коляном по отдаче. Завтра порешаем. А может, и сёдня. Отзвонюсь, в общем.

– Вечером. Сумку только возьму у мамки. Мне и положить-то не во что.

– Аккуратней там. Не поцарапай. Заработаем немного, брателло, гы-ы!

– Ок!

– Колян, хэллоу! – немедля набрал я старого барыгу.

Так и так, шаг за шагом обрисовал другану-скупщику ситуацию: сколько вес, какая проба и тэдэ. Колян тут же гаркнул, что перезвонит.

Через 15 минут.

– Всё, деньги готовы, – выдал Колян-рыжий. – Я подключил очень серьёзных людей. Очень. Договорились на сегодняшний вечер, через три часа. Успеешь? Встретимся на Ярославском – им как раз на поезд. Они заберут голду, рассчитаются и отчалят. Всё в чесняк. Аванс даже мне на карту перевели – три штуки баксов. Так что, брателло, всё в силе! Ок?

– Щас наберу, – торопливо ответил я, не веря собственным ушам (или глазам), что к вечеру превращусь… ну-у, скажем, в скромного такого лондонского дэнди.

– Макс, едешь?! Я на сейчас договорился. Отдаём хлам и дербаним бабки.

– Да-да, мчу…

– Жду.

– Колян? Товар уже везут. И сразу – к тебе.

– Всё, отлично! Я говорю чувакам, что через час будем у них.

– Ок.

Так, ради интереса, открыл сайт с горячими путёвками на Бали… Или в Таиланд? Но там, слышал, с едой проблемы. Блин! – может, сразу в Штаты рвануть?! Взять там пару байков в прокат и объехать с Лариской Америку с ног до головы к чертям собачьим!

Поставил чайник на кухне. Эх, с Ярославского вернусь, захвачу вискаря по пути. И суши по Инету закажем. Устроим небольшое рандеву. Шаркнем по душе! – как говорил Шукшин в «Калине красной».

– Алло! Ну чего, где ты? – нетерпеливо бросил в трубку Колян.

– Щас-щас, братан, жду товарища с голдой. С минуты на минуту. Ага.

– Эге.

СМС-ка, дзынь-ь-ь-ь:

«Чувак, мы в сауне, с девчонками. Паримся – не паримся. Рассказал им, как я наколол тебя с ведром и саблей-шлемом, вот они ржали-то!! Да я и сам еле сдерживался, когда тебе вчёсывал про золото. Гы-гы-гы… Давай подкатывай к нам, поприкалываемся вместе. Возьми чего-нибудь некрепкого: для чувих. Макс».