«И всех их надо арестовывать…»

1462

Что удивительно, она до сих пор жива. Только фамилия у нее теперь другая…

Игорь Голынец:

В 1936 году в Киеве была такая аспирантка киевского Института истории по фамилии Николаенко.
За один только 1936 год она написала более 8 тысяч доносов в НКВД
на «троцкистов» и прочих врагов..
Её присутствие на каком-либо собрании в 1936 году наводило ужас.
2-ой секретарь ЦК Компартии Украины Постышев даже исключил её из партии за многочисленные клеветнические заявления.

В начале 1937 года Каганович встретился с аспиранткой Киевского института истории Николаенко, которая якобы написала письмо самому Сталину с требованием покарать «врагов народа». Во время пребывания в Киеве Каганович поставил Николаенко в пример Постышеву, обвинённому в «политической слепоте». По возвращении из Киева Каганович рассказал Сталину о благоприятном впечатлении, которое произвела на него Николаенкo.

«Бдительность» Николаенко была настолько высоко оценена Сталиным, что он уделил ей в докладе на февральско-мартовском пленуме специальный пассаж. «Николаенко ― это рядовой член партии, ― заявил Сталин, ― она обыкновенный «маленький» человек. Целый год она подавала сигналы о неблагополучии в партийной организации в Киеве, разоблачала засилье троцкистских вредителей. От неё отмахивались, как от назойливой мухи. Наконец, чтобы отбиться от неё, взяли и исключили ее из партии. Ни Киевская организация, ни ЦК КП(б)У не помогли ей добиться правды. Только вмешательство Центрального Комитета партии помогло распутать этот запутанный узел. А что выяснилось после разбора дела? Выяснилось, что Николаенко была права, а Киевская организация была не права. Ни больше, ни меньше. Как видите, простые люди оказываются иногда куда ближе к истине, чем некоторые высокие учреждения». Этот пассаж был прямым призывом к карьеристам из числа «маленьких людей» безнаказанно доносить на руководителей любого уровня.

Вдохновлённая Николаенко однажды заперла на ключ пожилого большевика и, позвонив в НКВД, заявила: «У меня в кабинете сидит враг народа, пришлите людей арестовать его». Отправляя Хрущева на Украину, Сталин посоветовал ему использовать в борьбе с врагами народа помощь Николаенко. Сам Н. Хрущев писал о ней следующее:

…она всех украинцев считала националистами, все в ее глазах были петлюровцами, врагами народа, и всех их надо арестовывать. <…> она написала заявление, в котором обвиняла меня, что я покрываю врагов народа и украинских националистов. …такой невесте подыскать мужа — это очень опасно, потому что муж уже будет подготовлен к тому, что ему через какое-то время надо садиться в тюрьму, поскольку она его, безусловно, оговорит.

Познакомившись с этой особой, Хрущев пришел к выводу, что она является психически больным человеком. Когда во время своего приезда в Москву он сказал об этом Сталину, тот «вскипел и повторял: 10% правды ― это уже правда, это уже требует от нас решительных действий, и мы поплатимся, если не будем так действовать».