«И время не то. И люди не те…»

1403

ЭПИЗОД 2.

Мне было двадцать с чем-то. И работал я… впрочем не важно, где я работал. В общем прихожу я в контору на исходе дня и категорически сильно ощущаю кризис среднего возраста (а по секрету могу признаться, что большинство мужчин начинают ощущать кризис среднего возраста примерно с того периода, как самостоятельно начинают ходить в туалет).
Всё плохо, всё не устроено, я уже не тот, что раньше. И время не то. И люди не те. Кароче — «я старый, меня девушки не любят» по полной схеме.
Сидим в кабинете. Я — и замначальника нашего отдела. Посидели. Покряхтели. Повздыхали. поперебирали бумаги. Посмотрели на часы. Купили водки и закуски. Пригласили друзей и выпили. Точнее — выпили, а потом уже начали звонить по телефону. Ну не суть.
Сидим, значит, пьём. Общаемся, подотпустило. Весело и тепло даже стало. Но тут…
Знаете, периодически возникает такой момент, когда уже почти нажрался, но ещё удивительно хрустально ощущаешь все бытие разом. И разбегание галактик, и скромное достоинство амфибрахия, и грустный парадокс нереста лососевых, которые для того, чтобы дать жизнь должны принять смерть…
В общем, всё, как обычно, когда ты выходишь покурить и нет собеседника.
И я стою такой грустно-проникновенный. Выпускаю из себя дым и впускаю мировую скорбь. Так стало пронзительно грустно и, одновременно, хорошо, ибо я понял всё про этот мир. Я про себя. И про скорбный путь, которым с этих самых пор буду следовать по жизни…

И тут в моём делирии возникает смутная фигура начальника смежного отдела.
— Об чем печаль? — спрашивает он, закуривая.
— Да так… ничего особенного… возраст, знаешь ли…
— Да… возраст… — встраивается он в резонанс. — Вчера приходил в гости отец. Говорит: «Блядь! Тебе всего 60 лет, пацан. Хуле, пиздишь? Выдирай зубы, ставь протезы — и радуйся жизни еще лет двадцать.
— И чё?
— Забрал водку. Заперся на кухне с друзьями. А я как дурак сидел и смотрел с женой телевизор пока они не разошлись