Пошла я в парихмахерскую (по-современному — салон), привести себя немного в порядок.

На соседнем кресле сидела дама лет 65. За весь тот час, что я там находилась, она не закрыла рот ни разу. Её голос не могла перекрыть ни вода, льющаяся мне на голову, ни звук профессионального фена.

Информация была строго структурирована — она рассказывала про своих родственников, которые всё время чем-то болели, а она их лечила. То есть, родственник-диагноз- лечение.

Начала она с внуков, продолжила детьми, потом приступила к неторопливому рассказу про неё саму и её супруга (вот прекрасное слово, несущее мощный эротический заряд). Мне показалось, что виден конец.

Наверное старшее поколение уже в лучшем из миров, и она наконец угомонится. Ан нет!!! У неё еще живет серый малый пудель, черепашка и рыбки. И то, что она не доиграла в детстве в доктора, аукнулось и им.

У меня накануне была подруга, сидели до четырёх, голова раскалывалась. Но эту бесценную информацию, я хранила ближе к орденам, как комсомолка перед казнью. А она наталкивала и наталкивала свою галиматью на мою несчастную башку. Если бы я была рыбкой в ее аквариуме, я бы задумалась о самоубийстве. Я не выдержала, спрашиваю:
— А вы геморрой никогда не лечили, а то у меня свечки вываливаются.
Что вы думаете, она остаток времени рассказывала мне, что свечки уже не те. Словом, я ушла (на пять минут позже её), с, вновь приобретенными, бесценными знаниями, проклиная свою несдержанность.
Вышла на крыльцо, полной грудью вдохнула глоток воздуха (какая прекрасная пошлая фраза), и тут я услышала знакомый голос, вещающий по телефону про замороженную курицу. Интересно она её тоже лечит? Я трусливо ретировалась. Зачем-то зашла в магазин (я помнила мне надо), вместо виски купила замороженную курицу. Опомнилась на кассе. Но было поздно…