11390065_956122077772166_305532189278895360_n

В мастерской на Хитровке Стас Жицкий и Андрей Шмаров поговорили с православным журналистом Ильёй Переседовым

Андрей Шмаров

При Советской власти мои отношения с конфессиями были предельно понятны и взаимоприемлемы: они не трогали меня, а я – их. В последние же времена религиозное начало как-то избыточно вторгаться в информационное пространство, школы, а также в регулирование дорожного движения под интересы верующих путём перекрытия улиц для проезда святынь.

Вдруг – р-раз! — и совершенно нерелигиозная страна стала чуть ли не поголовно креститься и бить поклоны. Причём всяк, кому не лень: евангелий не читали, но при кресте и вечно в оскорбленных чувствах.

Рассказ Ильи Переседова, честно говоря, вверг меня в грех уныния: с одной стороны, страшно интересно, а с другой – почти непостижимая для интересующегося, но неподготовленного человека сложность системы. Да и Жицкий, будучи уже давно в теме, добавлял сведений.

Вот, что я успел уловить.

Церковь последние лет 10-15 политизируется. Позиция по отношению к властям не кесарю кесарево, а типа безбожники сто лет назад начудили, а теперь расхлёбываете, ну и давайте, а мы посмотрим, как у вас это получается, тем более, что вы здесь лишь последние лет двадцать, а мы – уже тысячу. И мы никуда не спешим, поэтому на мутную волну суеверий под маской религии смотрим спокойно.

И по поводу Украины тоже церковники политически тонко помалкивают, хотя правильно было бы Кириллу поехать в зону конфликта и сказать: — А ну, ша немедленно! – и вполне вероятно, что и впрямь прекратили бы.

Экспансия в образовательную систему и СМИ. Это то, что в военном деле в период войн 19-20 веков называлось «занять и усилить позицию»: пусть будет, а там посмотрим. При этом, однако, возникают недоразумения, например, когда в пику одному православному телепроекту запускают другой, с Охлобыстиным и Пореченковым.

У нынешней крайне неопределенной ситуации с православием в России есть историческая аналогия – Европа начала 16 века, кризис католичества, грядет Реформация. Правда Мартин Лютер у нас не просматривается. Пока.

Стас Жицкий

А я-то вот хотел развить совершенно другую тему – не про то, куда там рвется патриарх, и какие есть у РПЦ исторически обусловленные и политически оправданные тенденции – мне, честно говоря, как псевдоинтеллектуалу, это любопытно, а как человеку, который старается каждое воскресенье придти в церковь (любую, вне зависимости от количества мракобесов, там служащих, или от уровня популярности данного храма среди “правильных” своих прихожан) – глубоко безразлично. Такой, блин, дуализм. Потому что я в церковь-то прихожу не к апологетам скреп, не к по-армейски дисциплинированному младшему патриаршему командному составу, а к, извините, Богу.

Ага, я к нему туда прихожу. И иногда я с Ним там разговариваю, а иногда у меня болят артрозные суставы в ногах, ломит спину, мой гиперобщительный сын Савва, носясь кометой по храму, сжирает пятую просфору, которую он умело выпросил в свечном ящике, а священник несет какую-то чудовищную пургу про российскую богоизбранность в рамках проповеди – ну, тогда разговора не получается. Но я ж при этом не знаю: может, сын Савва, поедая просфору, получает нечто, что я ему дать не смог бы (не в шамански-мистическом смысле, ясен пень).

Короче, мне хотелось поговорить о Церкви и о церкви – но это, пожалуй, какой-то очень узкий, что ли, разговор – вероятно, страшно далеким он не интересен. Вот он и не получился. Но вот что удивительно (даже в рамках разговора не о том): люди, далекие от и критически относящиеся к православию, оказывается, не очень-то в курсе, что довольно большое количество хорошо знакомых им так называемых интеллигентов – вполне себе церковные люди, вовлеченные и в попытки богопонимания, и в чисто обрядовые традиции.

Это почему, любопытно? Те люди стесняются? – Да вряд ли, но… Разговор не заходит об этом? – Может быть. Чё-то мне кажется, что хорошо было б, если б люди воцерковленные, что называется (ну, хотя б относительно воцерковленные), немножко бы рассказывали другим людям о том, что в церковь ходят не одни дремучие бабки (которые, кстати, вымерли уж лет двадцать-тридцать как), не только те несчастные люди, которые заместили дефицит бабок, мимикрировав под похожие идеалы, поскольку ситуация изменилась, а верить во что-то надо, не только ебанутые на всю, как говорится, голову националисты, не только тупые, не только мудаки, не только зашоренные, не только отчаявшиеся, не только непонимающие, куда еще пойти, но и вполне себе человеческие люди, которые – не уроды, не фанатики, не идиоты, а вполне себе осмысленные, извините за выражение, христиане.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks