…с утра пораньше в дверь постучали.
— Кто там? — спросила я грозно (думала соседка пришла покурить, мой дом все используют как курилку).
— Я пришёл сообщить вам (раздался унылый голос) о ваших долгах.
— Отечеству? — спросила я, открывая дверь.
— ЖЭКу (ответил молодой человек невозмутимо).
— Значит, отечеству (вздохнула я). Теперь ведь ЖЭК — наше отечество?
— Типа тово (сказал он безо всякого смущения)
— А почему тогда родина не отдает нам долги? — спросила я.
Консьержкам вот за три месяца задолжали.
— Так и мне задолжали (сказал он). А консьержки плохо работают. Сидят себе и все.
— Ну да, они как Гагарин — тот вапще лежал. В корабле этом, который Союз. Не Гагарин, а какой-то леженка. У Лескова такой был — лежал все время. Но ему все-таки за эту лежку — я читала перечень — трёшку дали и выписали мебель производства Саратовской фабрики имени Микояна.
— Микоян — это колбаса (внезапно ответил совсем молодой человек). — Мне бабушка рассказывала.
— Ну да, Микоян колбаса, а мебель, по-моему, делали слепые из общества «Рассвет».
— Вы платить будете? -спросил он. — Иначе (он заговорил казенным голосом, очень холодным и наставительным) — при неуплате полагающегося долга по использованию предоставленных услуг, вам…
— Говнопровод отключат?
— Ага (сказал он уж легкомысленно). И пока не заплатите, не включат.
— Так и вам отключат (сказала я). — вы же тоже не можете платить, вам же зарплату задерживают.
— Ну… (он призадумался).
— Поняла. Если вы выбьете долги своими угрозами, вам, может дадут эту колбасу, которая Микоян, и говнопровод не выключат. Но на мебель не рассчитывайте.
Молодой человек вдруг приосанился и сказал с вызовом, как чекист (он и похож, такой стёртый, незапоминающийся).
— Мне нравится моя работа!
— Извращений много (сказала я). Одно из них — это когда любишь работать как раб без зарплаты. Но работа у вас интересная — угрожать, например, старикам и многодетным.
Молодой человек слегка сник:
— А что делать?
— Да я понимаю. Работы нет как нет. Но они все равно вас кинут. А долг я заплачу. И даже не из-за говна: мне вас жаль.
— Спасибо (сказал он уныло). Ждем.
— Последний вопрос: мне интересно, почему вы на их стороне? На что рассчитываете?
— Я человек маленький.
— Нет, вы не маленький. Вы человек. Нельзя так говорить.
— Ну что делать что делать (опять занудил он).
— Хотя бы понимать что вы человек, а не раб.
Он вызвал лифт. И уже из лифта сказал:
— Вы точно заплатите?
— Да, да. Я не ЖЭК, я не кидаю.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks