«И разверзлись бездны…»

1321

Валерий Зеленогорский:

Вместо ночного.
Лирическое отступление.

В юности мятежной я обожал мастеров искусств, а потом, волею судеб (по работе) оказался в гримёрной Элтона Джона на концерте в Царском Селе и чуть не потерял сознание, маэстро был в белых стрингах и разверзлись бездны, я чуть не потерял сознание от запаха белых орхидей, которые он обожает.

Я продолжаю любить музыку этого артиста, но видение меня преследует до сих пор. Нельзя так близко погружаться в закулисье.

Потом еще один бастион пал, когда я ходил на встречу в Фонд Культуры к Никите Михалкову и чувствовал себя «Бесприданницей». Когда я зашёл в кабинет к Бесогону, на коленях у него сидела дочь Аня, ей уже тогда было под тридцать лет и меня это немного смутило, ведь я сам отец дочери.

К чему я перебираю чётки своих воспоминаний, а вот почему.
Я узнал, что запретили показ фильма «Смерть Сталина» и сделала это группа мастеров культуры: Михалков, актриса Драпеко, которой пора уже работать в гардеробе Дома Кино, Павлик Пожигайло (Президент Российского Хорового общества), я даже не знаю, как он поёт, я с ним выпивал пару раз, он бывший военный и, конечно, только ему дано знать, что мне смотреть или не смотреть, о писателе Полякове я просто промолчу, ну точно не Лев Толстой.

Я переживу без этого кино, мне хватит фильма «Хрусталёв, машину», но сегодня я не уверен, чтобы нам его показали.

Человек может без всего прожить, но противно, что ЭТИ люди запрещают нам ковыряться в носу.