И об исторических киномеханиках…

641

Исторические наши сериалы (да и полные метры), особенно из XVI и XVII веков имеют матрицей почему-то «Вечный зов».

Дело, полагаю, в языке. Киномеханики уверены,что люди русского средневековья говорили, как послевоенные колхозники. Авторы же пухлых соцреалистических форсайтов речь послевоенных колхозников придумывали большей частью сами, и тем самым вдруг посмертно выдвинулись в демиурги направления.

Словом, сценаристы пишут «Вечный зов», актеры, чуть смущаясь, этот ВЗ играют, а режиссеры, куда деваться, снимают эти яркие гектары клюквенных болотец. С преобладанием охряного, вечнозеленого и тревожно-глубинно-синего цветов.

Это я, как вы догадались, посмотрел пару серий «Бориса Годунова».

Из всех отличных актеров и из сценария/режиссуры выламывается Сергей Маковецкий в роли Грозного. Я уж было хотел опрометчиво заявить, что Маковецкий — лучший Иван IV в кино, но вспомнил, кто тут его предшественники — Федор Шаляпин, Николай Черкасов, Петр Глебов (Григорий Мелехов в герасимовском «Тихом Доне»), Юрий Яковлев, Иннокентий Смоктуновский, Петр Мамонов.

Это, наверное, что-нибудь сообщает о самой личности Иоанна Васильевича, нет?