828587

***

«Не думал, что меня можно еще чем-то удивить».
«Ну, это уже вообще ни в какие ворота».
И так пятнадцать лет. Пятнадцать лет, ребята, вы играете в игру под названием «Найди дно».
То есть сидишь такой в чане с дерьмом и удивляешься, удивляешься, удивляешься бесконечно — о, дерьмо, о, снова, ого, смотрите-ка, опять, да оно вообще берега потеряло!
А потом говорите, что я — жизнерадостный оптимист?
Да мне до вас — верить и верить

***

Вложилась всем кэшом в винище. И в кофе еще.
Девушка одна, покидая ряды моих подписчиков навсегда, написала как-то: «Кого вы читаете, люди? Это же ненормальная алкоголичка!»
И то верно.
Познакомилась сегодня в магазине с импозантным мужчиной.
Из тех, кого я боюсь все время встретить на кассе, помните? И начать выкладывать перед ними свои майонез и желудочки куриные, охлажденные.
Тележка у мужчины была завалена новозеландскими рибаями. Штук двадцать, не меньше. И ящиком Хэннесси. ХО. И тоннами тоже кофе.
Мужчина рассказал, что очень любит шампанское. Особенно Новый свет. Но теперь вынужден покупать дорогучее французское. Потому что «ворованное не пьет» .
Познакомились мы в мясном отделе. Я ваще-то туда за куриными крыльями припёрлась. Но мужчина кинул мне в корзину два рибая. И сказал, чтоб не думала даже, брала. И что липецкие рибаи тоже отменные. И что прорвемся.
И что я — очень красивая женщина.
И ушел, гремя рибаями.
Если б не утверждение про «красивую женщину», я бы щас написала, что мужик — сноб. А так — не напишу. Хороший мужчина. Честный и открытый.
Да же?

***

Протолкалась два часа от Бауманки до Октябрьской.
Всю дорогу пыталась уложить текущую тоску в пару изящных предложений.
У дома уже вспомнила, что Чехов давно всё уложил.
«И жевали хорошо, и гуляли по два часа в день, и умывались холодной водой, а все равно выросли несчастными, бездарными людьми.»

***

Курю щас в окошко.
Сама по-домашнему так, без помады.
Кофточка на мне вязаная. Страшная как смерть.
На голове — жопа.
Ну, как обычно. Пусечка.
Во дворе балуются девчонки. Лет по десять. Толкают друг дружку в сугробы, ржут, вопят.
Вдруг слышу:
— Ну хватит уже! На нас вон уже бабка в окно пялится!
Я, было, начала вертеть головой в поисках бабки, а потом поняла все…
Надо чо-то делать. Срочно.
Срочно.

***

Про алкашей опять. Благодатная тема, конечно.
Разговорилась сегодня за сигаретой с нашими охранниками. Тоже алкашами, естественно.
Каким-то хитрожопым образом разговор зашел о Москве, округах и о том, в частности, что наша улица — замыкающая в ЦАО. Дальше — уже ЮАО.
— Я тебе больше скажу, — включается в беседу дремавший до этого алкаш Г., — только НАША сторона улицы — ЦАО. Та — уже не. Потому что если менты меня подбирают на нашей стороне — везут во 2-е отделение. А на той если — в 45-е. Я стараюсь до нашей доползать. Из 45-го потом хуй домой доедешь потому что.

***

И о хорошем.
Упала я сегодня. От души так. Руки на ширине ног, лицом вниз.
Глупо даже уточнять — в беленький снежок или огромную грязную лужу, да?
И что? Встала, очёчки чуть протерла и дальше побежала.
И все потому, что джинсы на мне столетние, лицо поношенное да пуховичок «чёрный, в ёлочку, из Мосторга».
А была бы я в красивом пальто и на каблуках? Да с макияжем-маникюром? Да с укладкой на голове? А то и шляпой, простигосподи. Стыдоба же. И внезапное окончание трудовой недели.
А тут даже никто внимания не обратил.
Старичок в больничном гардеробе ваще заметил только по грязным рукам. Своим, в том числе.

Olga Tabu

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks