«И никто не мог припомнить схожего события такого масштаба…»

1172

О субботних демонстрациях и молчании (не-ягнят))

Я вчера поразилась размаху демонстрации женщин. Вот впервые за много лет.

Во-первых, потому, что наблюдала прекрасную координацию усилий организаторов, бросивших клич через несколько «женских» организаций, и «корней травы» — людей, откликнувшихся отовсюду.

Нью-Йорк, конечно, — это город демократов, но я не думала, откровенно говоря, что буду натыкаться на подготовку к демонстрации на каждом шагу: среди знакомых половина ушла, узнав и организовавшись через соцсети.

В школе — половина состава преподавателей и студентов в субботу была на улице. Соседи моего дома не только организовали собственную группу, наняли автобус для поездки в Вашингтон, но и несколько дней (с помощью пенсионерок, которые помогали из дома) готовили плакаты, организовывали запасы воды в бутылках. Одна моя соседка за вечер пятницы сделала для демонстрантов сто самодельных значков.

На улицах в Мидтауне в субботу народу была тьма. И никто не мог припомнить схожего события такого масштаба.

По официальным данным в Нью Йорке демонстрантов было 250,000 человек, хотя считать точно было невозможно: людей пропускали по маршруту движения волнами, чтобы были хоть какие-то просветы для пешеходов. Каждая волна начиналась от Второй авеню, а заканчивалась на Пятой у Трамп-тауэра, растянувшись к тому же на шесть кварталов поперёк. Это пространство заполнить, скажу я вам, очень и очень трудно.

Заявки на марши были поданы больше, чем в 300 городах страны. Я замучилась нажимать на ссылки, чтобы посмотреть количество участников в других местах, потому что в любом более-менее крупном городе были тысячи и десятки тысяч.

В Лос-Анжелесе демонстрация была самой масштабной за последнее десятилетие. В Чикаго вместо ожидаемых 22,000 человек пришло 150,000 и выделенный для шествия маршрут оказался просто забит: демонстрацию из-за затора пришлось отменить и провести митинг. В Вашингтон приехало 500,000 человек (там всего в городе живет шестьсот пятьдесят тысяч).

Техас, Юта, Вирджиния, Теннесси, Южная Дакота, Гавайи, Аляска, Северная и Южная Каролина, Пенсильвания, Орегон, Огайо, Нью Мексико, Небраска, Невада, Миссури, Миссисипи, Мичиган, Канзас, Айова, Индиана (я устала, там больше штатов)…

И везде — при таком количестве точек и участников — ни эксцессов, ни арестов. Народ вышел на улицы высказаться. Абсолютно организованно и мирно.

О чем были плакаты? Что за требования?
Да почти обо всём. Люди писали то, что им хотелось сказать новой администрации. Но в основном — о правах женщин. С требованиями уважения к этим правам. К достоинству женщин.

Анализировать, что так волнует участниц субботнего протеста, можно долго. Приведу пример, его важность обычно не очень понятна неамериканцам. Женщин волнует перспектива пересмотра закона Roe vs Wade, одного из основополагающих в этой стране, определяющих отношение избирателей к любой администрации.

Закон этот относится к сфере абортов. Не формулирую одним предложением, потому что это вопрос сложный, каким бы простым он ни казался, скажем, россиянам, при упоминании.
(Я, в начале своего здесь пребывания не могла понять его значимости. Она огромна, и завязано на этот вопрос для американцев всё — от трактовки Конституции и прав человека до взаимоотношений частного лица с государством).

Кто имеет право регулировать деторождение: сама женщина или государство? Что первично — защита жизни зародыша или жизнь матери, её контроль над собственным телом или чьи-то представления о том, как она должна себя вести при беременности. Когда эта беременность может быть прервана, ежели вообще….

Разумеется, демонстранты не верят в то, что одно из важнейших решений, которое предстоит сделать Трампу за свой срок правления — назначение судьи в Верховный суд США — позволит женщинам сохранить право на аборт, за которое они столько лет бились.

Сказать, что эта демонстрация к чему-то приведёт или возымеет вот сейчас какой-то эффект, нет, нельзя. Скорее, её целью был, сигнал Белому дому: мы будет отстаивать свои права, если им будет что-то угрожать.

Администрация — в лице новоизбранного президента и его пресс-секретаря — ни вздохом, ни твитом не дала понять, что она заметила шедших по улицам страны и выделит им 140 знаков для приветствия. Президента, как известно, в тот день больше волновали его претензии к прессе.

++++

А на этой неделе у Трампа уже не будет времени о той демонстрации вспоминать: ему предстоит несколько встреч, в том числе с британкой Терезой Мэй. Да и в области правовой буквально на второй день президентства у Трампа наклевалась проблема: на него подают в суд в связи с нарушением закона об этике. Но это другая тема.