Кох Альфред поделился 

Александр Морозов:

…да, честно говоря, мне кажется совершенно реалистичным то, что у Путина сложилась за последние пять лет отдельная неинституциональная «личная служба» для разных «поручений».

Которая действует, минуя ФСБ, разведку, ФСО и прочие системные структуры. Начиналась она, может быть, действительно с «организации питания», а затем к ей приросла и хакерская служба, и «фабрика медиа» со всеми этими РИАФАНами и прокачкой новостей по сетям, и собственная частная военная компания.
И все это вместе — тонтон-макуты своего рода.
Глядя на «поздний путинизм», на всю его стилистику, на бесконечное вранье в глаза, ничего удивительного в появлении такой личной теневой опричнины нет. Это было в разной форме у всех подобных режимов — и Латинской Америке, и на Филиппинах, и в Африке. Эта неинституциональная опухоль нарастает сама, неизбежно.

Кох Альфред:

В моей чиновничьей практике это довольно часто случалось. Объяснить это можно несколькими причинами.

1. Стремление аппарата к самовоспроизводству и экспансии — имманентно. Он растет и расползается во все стороны, набирая полномочия и отгрызая их у других конкурентов без цели и не потому, что стремится к эффективности. Просто это такой способ существования.

Если начальник с этим не борется и не пытается обуздать эту раковую квашню, которая лезет из кастрюли, то достаточно быстро аппарат достигает таких размеров, сложности и абсурдности, обрастает таким количеством малопонятных связей и мотиваций, что управлять им становится решительно невозможно.

Он превращается в огромную толпу людей, которые не выполняют никаких задач, кроме воспроизводства самих себя. Классический пример — «Геркулес» из «Золотого теленка», т.е. контора, которая занималась исключительно отстаиванием завоеванной у конкурентов территории и даже забыла о задачах, ради которых она была создана.

Неизбежно внутри этого хаоса, для того, чтобы сохранить хоть какую-то связь с управляемым объектом и решать задачи управления, руководитель формирует параллельную, компактную и иначе мотивированную структуру, которая будет «решать вопросы» просто и эффективно.

В силу своей «альтернативности» и фактической нелегальности она освобождена от необходимости соблюдать кучу условностей и регулятивных ограничений. Что, разумеется, делает ее эффективнее. Но и аморальнее, конечно же. Хотя о морали внутри этого бюрократического мира можно говорить с достаточной степенью условности.

2. Параллельные структуры возникают еще и потому, что начальник «устал». Он уже не имеет никакой мотивации и минимизирует и оптимизирует свое участие в бюрократическом процессе. Он вывел себя за рамки общечеловеческой морали и приличий, и назначил себя «супервайзером» человечества, приглядывающим за тем, чтобы народишко совсем уж от рук не отбился.

В этих условиях ему значительно проще иметь компактную структуру исполнителей, прямо выполняющих его задания, минуя всю сложную систему административных согласований. Разумеется, эта структура не может заменить весь аппарат. Она существует лишь для точечного вмешательства по приоритетным лично для правителя вопросам.

В целом, правитель уже давно не ставит перед собой никаких грандиозных задач по осчастливливанию собой космоса. Он, как Паниковский, уже понял, что гири не золотые, и водит ножовкой лишь для видимости.

Однако и помирать раньше времени, тем более каким-то особо зверским и кровавым образом, он не намерен. Поэтому он участвует во всей этой суете лишь настолько, насколько это нужно для поддержания статус-кво. Для этих целей такого рода параллельные структуры годятся намного лучше, чем огромные легальные бюрократические монстры.

….

И да, конечно: это все признаки разложения государства как управленческой структуры.

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks