daf04cf63f18fd1982e636725d04b0d1

Игорь Мальцев:

Джеймс Хернер: Его сердце уже не стучит

Однажды на «Оскаре», после того как аудитория умылась солеными слезами «Титаника», настала пора разговоров со съемочной группой. Я спросил композитора Джеймса Хернера, а не слышал ли он последний альбом группы Clannad, который вышел именно в тот момент когда он трудился над саундтреком (послушайте, кстати, – там просто  взяты целые куски, хотя, может быть, мне это казалось). Но композитор как-то близко к сердцу принял этот вопрос, насупился и ответил резко «Вся ирландская музыка похожа друг на друга». И закрыл вопрос. Но мы –то знаем, что он довольно глубоко в кельтской теме – он часто использовал в своей работе над кино и гармонии и кельтские инструменты.

Понятное дело, почему он так взвился – его часто ловили на беззастенчивом цитировании чужой музыки – от Прокофьева («Ромео и Джульетта» , «Александр Невский» – в двух фильмах про Стар Трек, Шумана в «Иве» и даже Вагнера)

Он, конечно, не является автором одного мега-хита про сердце, что должно стучать и стучать дальше, хотя многие узнали его имя с губ лауреатки «Евровидения» от Швейцарии Селин Лион.

Он вообще прежде  был просто композитором со степенью UCLA, безо всяких привязок к Голливуду, хоть и родился в Лос Анджелесе. Но, как говорила мой линейный продюсер Вика – «Глупо жить в ЛА и не писать сценарии» . То есть, он был обречен работать в кино.

Его первый прорыв состоялся с саундтреком фильма Lady In Red  в 1979 году. Действие картины происходит в 30-е годы. И музыкальная стилизация ему удалась – особенно — фокстрот с сильным влиянием фрейлехса.

Немудрено – он был сыном режиссера Гарри Хернера из Хортицы и ее жены Руфи Франкель. Они все прибыли в Америку с территории нынешней Чехии и восточноевропейские местечковые корни у них были очень сильны.

Джеймс начал работать с Роджером Корманом , человеком, который до сих пор воплощает понятие B-Movie- кино категории «Б». Это трудно себе представить, что композитор как минимум ста голливудских картин и обладатель «Оскаров» трудился на кормановским «Битва за звездами» — которую можно описать словами «Великолепная семерка в космосе». От ярлыка композитора второразрядного кино ему удалось избавиться только работой 1982 года на картине Star Trek II: The Wrath of Khan. Он сразу стал именно голливудским композером, в мировом  понимании этого слова. Правда, было понятно, что его взяли потому, что студия никак не могла себе позволить платить такому гиганту индустрии, как  Джерри Голдсмит (мы его помним по «Вспомнить все», «Основному инстинкту».

Новичок быстро развернулся, несмотря на то, что его финансовые запросы были ниже, чем у Голдсмита или Барри, быстро пошел в гору.

Уже в 1987 он получил «Оскара» за музыку к фильму «Чужие» . (упс – кто-нибудь помнит там музыку, парни? – я — только шикарную фигуру Сигурни Вивер).

Оказывается, что и «Кокон» и «Храброе сердце» это он написал. Да и много чего еще.

«My heart will go on» он написал вместе с Уиллом Дженнингсом для «Титаника» и это был второй опыт сотрудничества с Джеймсом Камероном после «Чужих» — потому что сразу после того фильма Хернер заявил, что с этим кошмарным типом он больше никогда не будет связываться. Кстати, в 2009 году он опять нарушил свое обещание так как сделал для Камерона «Аватар».

Одна из его последних работ – «Тотем Волка» для Жан Жака Анно – 2015 года.

Он в жизни был, кроме всего прочего, летчиком. И именно его увлечение стало причиной гибели вчера на самолете Embraer EMB 312 Tucano. За штурвалом, говорят сидел сам Хорнер.

И его сердце больше не стучит.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks