«И грустит, вспоминая Инессу…»

1396

ЛЮБОВНИЦА

Всем она нравится: умница, скромница, одета всегда по последней моде (шила по выкройкам Бурда моден), полное имя Снежана, привычнее – Жанна.

Однажды, вздрогнув от пьяного окрика, отважно огрела по морде начальника Округа, известного в Армии донжуана. В Книге Славы нашей части ей это зачтётся и запомнится. Но для чего она стала любовницей рядового Петрова, пожертвовав честью ради страсти? Вопрос риторический, если б спросили, она бы сказала:
– Отстаньте!

Важно: она была очень красивая

Муж – узбек, Улугбек, золотой человек, замкомвзвода пожарной смены, убил бы её за измену, но остался в неведении… счастлив. Жарит свои чебуреки, в сорок лет диабет, ежедневно колется, молится в сторону Мекки, склонен к теологическим спорам – никогда он не будет майором. Детей у них нет.

Жанна служит в библиотеке. На работу летит, как птица. Стала красить ресницы и веки. «Здрасте, коллеги», говорит она, голосом, севшим от страсти, и проходит мимо Петрова, чуть задев его платьем.
Он кивает в ответ, гладит томик «Онегина», ею подаренного,
он мечтательный парень, любит «Элегию» Сергея Рахманинова, считает Пушкина гением… И зовут его, кстати, Евгением…

Так он жил между былью и небылью и дожил потихоньку до дембеля… но потом никуда не уехал и не стал, как мечтал, морпехом,
а в пекарню устроился вместо местного тестомеса.
Целый день, весь муке и сметане, месит тесто, мечтая о Жанне. Возвращался уже поздно вечером, тёплым хлебом её обеспечивал
и весёлые, полуголые, все в ванили, корице и карри, говорили они, ворковали и возились под песни «Любе» в своей вольной любовной борьбе.

Вот и всё, эта песенка спета. Нет, осталось ещё полкуплета: продолжают скрипеть половицы, мнутся книги и рвутся страницы,
и на стенах шевелятся тени, и с портрета глядит на них Ленин
(с возрастающим интересом) и грустит, вспоминая Инессу

– Хорошо?
– Хорошо… …А если?
– Хочешь в кресле?
– Ага… под Пресли.

Выдох-вдох.

– Моего переводят.
– Кого?
– Улугбека, конечно.
– Ого…

Выдох-вдох. Выдох-вдох.

– А куда его?
– На Восток.
– На какой?
– На Дальний.
– Испеку ему торт миндальный.
– Но и я c ним уеду, Женя.

Тишина. Остановка движения. Бесполезные возражения.
Обоюдные слёзы, угрозы, поздней страсти бесстыдные позы…
И осталось поставить в конце – etc