«Хотят ли русские войны? А чего ж нет! Они ж, по-моему, ничего другого вообще не хотят…»

1662
Phil Suzemka:

РЕПУТАЦИЯ

repute.jpg

Известное дело: мнение о себе приходится создавать долго, иногда — годами, а разрушить его можно в несколько секунд. Однако, есть серьёзная закавыка. Разрушить можно только хорошее мнение. Плохое — хоть рушь ты его, хоть не рушь, фиг оно куда обвалится. И в хорошее тоже почему-то не превратится. Даже несправедливо как-то: никакой симметрии, а наоборот — сплошные «асимметричные ответы» судьбы.

Если глянуть на это дело с государственной точки зрения, то всё ещё хуже. Редко у какой страны исторически складывалась нормальная репутация. Всё сволочи отпетые, на каждой репутационного клейма негде ставить.

Только вылезет хорошенькая такая себе Германия из кризиса, так сразу же какой-нибудь нацизм устроит. Только объявит себя Америка страной свободных граждан, как тут же давай негров по плантациям гонять. И все так. Даже полюбоваться не на кого. Разве что на Новую Зеландию. Да и то потому, что никто не помнит, как оно там в Старой было и где эта Старая вообще находится. Может, там тоже сплошные негры да фашисты.

И всё было б хорошо, если б репутации были постоянными. Просто, чтоб знать, чего от кого ждать. Чтоб евреи боялись немцев, немцы — французов, эфиопы — итальянцев, китайцы — японцев, а японцы — атомной бомбы. Тогда б в мире существовала здоровая злобная стабильность, при которой никто б не обращал внимания на нас, а также на наши внутренние и внешние забавы.

bigstock-Reputation-Management-Red-B-67782235_resized-1030x686.jpg

Но, как говорил какой-то известный покойник, «ничто не вечно под луной». И ладно бы, только под луной! Хуже, что и под солнцем, в смысле, на свету, тоже не осталось ничего вечного.

Китайцы, вместо того, чтоб бояться японцев, учатся у них делать машины, немцы платят деньги евреям, сами евреи, вконец обнаглев, не боятся вообще никого и ничего, включая комплексы С-400. И даже самые распоследние курды окончательно распоясались, не имея страху Божия перед такими наглухо господними и, практически, небесными созданиями, как мы.

В этих условиях Россия, пожалуй, единственная страна, которая (если не считать Северную Корею, Судан и ещё пару-тройку самых несгибаемых), тщательно хранит и приумножает репутацию, заработанную непосильным трудом за последние 100-200 лет. Посильным трудом такое не зарабатывается.

Поскольку надёжного врага — так, чтоб он был на каждый день — не найдёшь, то методы борьбы с вероятным противником пришлось отрабатывать на своих. Китайцы с китайцами тоже воевали, да и у американцев с американцами гражданская война была, но там масштабы не те, размаху не хватало. Не было «особого пути». И миссии с духовностью тоже не нашлось. А тут как закопаешь по нескольку миллионов с каждой из сторон, то, мало того, что сразу на душе как-то светлей становится, так ещё и подумаешь: «О! Ну, вот кто ещё так, кроме нас, умеет?!». А отсюда — не только у общей исключительности ноги растут, но и необыкновенность репутации сразу достигается.

Сейчас, кстати, можно было б вообще сидеть в сторонке и ничего не делать. Просто наблюдать, что о нас вообще думают те, которые кругом столпились. Которые по периметру нашему необъятному.

— Хотят ли русские войны? — А чего ж нет! Они ж, по-моему, ничего другого вообще не хотят.
— Отравить кого-нибудь в состоянии? — Да пожалуйста! Яд сами выберете или на их усмотрение?
— Своих палками отколотить и в тюрьму закинуть? — Вам, что — видео показать?
— Допинг спроворить? — Я вас умоляю! — они в этом деле уже через стены проходить научились.
— Территорию оттяпать? — По секрету скажу: так умеют — никакому Гитлеру не снилось!

Reputation-SML-1170x971.jpg

Вот это и есть репутация. Крепкая как самогон и неубиваемая как народная тяга к нему. Потому, что все эти Илоны Маски со Стивами Джобсами, авианосцы со «Стэлсами», «Тойоты» с «Теслами» — это всё никакая не репутация. Это не больше, чем достижения. А чем плохо достижение? — тем, что в нём прочности никакой: сегодня одно, завтра другое, а про первое уже, глядишь, и забыли.

Репутация же вообще, а в нашем случае — стопроцентно, она как скала: ни взорвать, ни вымести. И вообще! мы нашу репутацию из избы не выметаем. Это всё враги к нашему сору прорваться пытаются.

— Могут русские на ядерную кнопку нажать?
— Да хоть завтра!
— Почему вы так думаете?
— Так у них репутация!

***

…Тут 18 марта скоро. День Суркова. Что потом начнётся, даже как-то особо и думать не хочется. И кого народ православный выберет — тоже ясно. Репутацию он выберет. Ту, к которой привык. Кроме которой, никакой другой и не видел.

В общем-то, не он её, конечно, создавал, только вот распространяется она почему-то на всех. На каждого. Это как в средневековье: если уж попала в крепость чума, то к бабке не ходи — хана всей крепости. А кто мы, как не крепость, такие вот уникальные и самобытной стенкой обнесенные? Крепость и есть. Так что, как бы нам от этой чумовой репутации не передóхнуть тут всем бестолковым гарнизоном.

Но, может, хоть в рай попадём пораньше, а то здесь как-то совсем хреновенько становится. Надо б, думаю, до какой-нибудь церквы дойти, поинтересоваться: в рай-то с такой репутацией ещё принимают или уже нет?

И заодно узнать: не напринимали ли туда, случайно, хохлов? Потому, что если да — то нам и рай такой не нужен. Репутация не позволяет.