Хотят ли русские фигни?

1656

Когда в 1961 году Евгений Евтушенко написал свою знаменитую песню, ныне воспринимающуюся достаточно смешно — «Хотят ли русские войны», — он не врал, не подлизывался к власти и не занимался пропагандой, а выступил как хороший социолог.

Действительно, после великой войны «русские», а вернее, население страны, которая тогда называлась Советский Союз, войны не хотело ни в какой форме, и это было реальным фактором сдерживания собственных сумасшедших. Оказывается, чтобы не было больше войн, их достаточно просто не желать.

Конечно, СССР оставался самой милитаризованной страной на планете. Милитаризация началась перед войной, интенсивно разворачивалась во время войны с распространением за Урал и по инерции (!) продолжилась после войны.

Я помню это время. Так, весь поток с моего факультета, как один, ушел на военные предприятия, где вчерашние студенты получили гарантированную работу. Причем отправлялись по три человека на объект, и весь курс — 120 человек — таким образом был гарантированно трудоустроен в Москве и Московской области.

Можно представить себе, сколько же тут было военных предприятий и промышленным центром чего являлась столица. Тем более что наш институт был не единственным в этом роде. Тем же самым занимались МИФИ, Физтех, Бауманский и др.

На военных предприятиях не выпускали товар (в экономическом смысле этого слова). То, что там производилось, не продавалось, а раздавалось военным бесплатно и не было нужно ни для чего другого, как уничтожать и быть уничтоженным. Но все, кто работал там, получали зарплату, а потом шли в магазин за углом, чтобы купить реальный товар, произведенный крестьянами или рабочими (часто зарубежных стран). То есть какую-то жалкую еду, жалкую одежду, жалкие предметы первой необходимости, становящиеся все жальче и жальче к началу 80-х.

И, тем не менее, все это как-то существовало, аналогично тому, как существовала взнузданная экономика в милитаризированной Германии Гитлера. Или как существует российская экономика времен нынешних санкций и контрсанкций.

С существенным, правда, отличием. Германия в 30-х хотела войны, к войне шла, и мы видели, чем это кончилось. А СССР после войны войны… боялся.

Да, СССР оставался агрессивной конфликтной страной, но и перепуганной страной тоже. На самом деле не столько усилия переговорщиков, сколько именно боязнь большой войны в конечном итоге предотвратили Карибский кризис.

Кризис устроили советских ястребы, подтащив ракеты ядерного нападения к США, но потом страна испугалась и ракеты утащили назад.

Перепуганность советских людей (и вождей тоже!) в конечном итоге способствовала тому, чтобы вторжение в Афганистан велось ограниченным контингентом и было до некоторой степени секретным для основного населения. А потом и проигранным — по той же причине.

То же случилось и с чеченской кампанией уже в новые посткоммунистические времена. В ней был достигнут странный результат — создание лояльного дотационного кавказского режима, которому метрополия платит дань за спокойствие. Чтобы сладко жилось тамошним миллионерам и миллиардерам.

Важнее, однако, то, что СССР-Россия до сих пор демонстрировала моральную неспособность выйти на финишную прямую стилистически законченного военного конфликта и полноценной агрессии. Но в «новейшие времена», сменившие собой «новые времена», в России (да и в трамповской Америке тоже) происходит очевидная попытка преодолеть и эту фобию, которая до сих спасала мир от глобальной катастрофы.

У тенденции разворачивания глобального конфликта и участия в нем России есть как внешние по отношению к России, так и внутренние причины.

Коротко о внешних. Это объективные противоречия современности, связанные с неравномерностью развития различных частей глобализированной экономики, и в связи с этим рост различных напряженностей. И одновременно оглупление западных демократий, заполняемых ничтожными популистами, не способными адекватно отреагировать на этот вызов. Логично предположить, что потенциально конфликтные и этически дефектные страны, находящие внутри раскаляющейся силовой сетки, будут стремиться воспользоваться этой ситуацией, чтобы что-то откусить от более развитой цивилизации, а взамен посеять там хаос.

С хаосом, очевидно, связана и угроза отпадания Европы от либеральных ценностей, так милая антиглобалистам и левакам, и воссоздание в ней ситуации 30-х годов ХХ века (все мы помним, что тогда случилось). Вероятность такого сценария нашла свое отражение в известном, хотя и несколько неконкретном манифесте (что делать, кроме взывания, в нем не сказано) тридцати европейских интеллектуалов под названием «Европейский дом в огне».

Что касается внутренних причин (если речь идет о России), то они классические: это способ захвата и удержания власти при отсутствии заметных успехов правления и внятной обращенности политики непосредственно к нуждам подведомственных людей. Война (или ее образ), по мнению высших функционеров режима, традиционно списывает весь негатив и обеспечивает чрезвычайный порядок, гипотетически не позволяющей демократической оппозиции перехватить повестку.

Хотя и нельзя сказать, что столкновение с США, к которому приведет любое другое столкновение с союзниками США и любые попытки расширить жизненное пространство в направлении Восточной Европы, действительно стоят в планах ближнего круга Путина. Скорее они хотели бы пройти по границе между войной и миром, извлекая сопутствующие выгоды. Но известная порочность такой стратегии заключается в том, что удержаться на этой границе вряд ли возможно долгое время. Тем более что они — идиоты, а основательно отравленное милитаризмом население своими ожиданиями Третьей мировой тоже оказывает психологическое давление на властную банду. Так бывает, когда истерика захватывает всех вновь подошедших. Странно лишь то (и по сути необъяснимо с точки зрения взрослой политологии), почему хорошие ожидания обычно не приводят у нас к хорошей политике, а ожидания вселенской гадости всегда срабатывают.

Последнее, чем отметилась путинская бригада, — широко анонсированный выход из договора РСМД. Признаемся, в договоре (каким бы он ни был) были как техническая составляющая, так и непосредственно «мирная интенция». Про техническую сказать что-либо трудно, поскольку все военные врут — и у нас, и в Америке, а «друг Дональд» существенно помогает «другу Володе» оставаться в тонусе и накачивать мускулы. Но то, как оформлен развод, с какой интонацией, заслуживает отдельного внимания.

Путин запретил (!) Лаврову и Шойгу инициировать, как он сказал, новые переговоры, и получилось так, что если Трампу договор не нужен (Трамп считает, что у него и так все есть, чтобы не слушать «всяких»), то ведь, оказывается, и Путину он тоже не шибко нужен — такая прозвучала мысль, — в гробу видал он это разоружение.

Путин с радостью будет клепать новые ракеты, нацеленные на Калифорнию, и превращать их в точку роста своего ВВП. А население, которое по идее должно поручать своему правительству обеспечивать мирную жизнь, которое в свою очередь много чего лишается от перевода экономики на военные рельсы, никого не интересует.

Как написал в своем блоге вечный альтернативный кандидат в президенты РФ Григорий Явлинский: «Для них безопасность — это не столько защита населения России, сколько способность пробить американскую ПРО и нанести максимальный ущерб США и их союзникам. А критические угрозы своему населению в расчет не берутся. Возможно, это от того, что президент уже пообещал, что россияне попадут в рай, а «они» просто сдохнут».

При этом история умалчивает, каким образом США вообще оказались причислены к врагам России, каковых следует бомбить при первой возможности, надеюсь, что пока виртуально. Все как будто позабыли такой простой факт, что именно США были главным союзником СССР во Второй мировой войне, без которого победа над фашистской Германией была бы сильно проблематичной.

Ни один американский солдат никогда не переходил границу СССР или России с какими-либо военными целями, и никаких поводов предпринимать какие-то ответные меры у СССР или России никогда не было, нет их и сейчас.

Что касается злосчастной евроатлантической коллективной безопасности, так тревожащей Кремль, то это, скорее, благо, а не пугающие «расширение НАТО на Восток» или угроза безопасности России. Контингенты НАТО в странах Балтии настолько незначительны и символичны, что разговоры про них суть мошенничество и демагогия. Возможно, проблема тут в том, что на новую страну НАТО, вчерашнего советского сателлита, не нападешь и режим там не сменишь «вежливыми людьми». Иначе чего это всех так заводит? Неужели в Кремле или в Думе, где каждый второй с иностранным припрятанным паспортом, ждут вторжения эстонских или польских орд?

Вряд ли. Скорее, мы находимся в ситуации, когда мир поджигается чисто из удовольствия от вида огня.

Фото: Россия. Уссурийск. 6 декабря. На территории заброшенного бронетанкового ремонтного завода № 206. Фото ТАСС/ Юрий Смитюк

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...