Чисто так по-мужски хочется поплакать в броник товарищу. Майору. Хоть и не по чину мне, древнему сержанту забытой армии.

O tempora, o whores… Как же низко пали даже те, кто всегда валялся. Пасусь на военных сайтах и форумах, и вижу, как густеет пелена скудоумия поверх красной пелены на глазах.

Бородатые мальчики двадцати и тридцати лет, нюхавшие мамкиного пороху из косметички, хотят побольше войны, и можно без хлеба. Воистину, человек, загнанный в офис, может прыгнуть на лазерную указку.

Холопы собственной глупости сравнивают тяговооруженность вражеских истребителей с целеустремленностью наших бомбардировщиков и руками высекают искры из членов.

Сто лет назад ехали на фронт радостными вагонами, с гармошкой и песняком, теперь можно сразу икеевскими гробами с оплаченным возвратом и многоразовыми венками, аминь на всех и всех как одного.

С вами был мудрый дедушка, знающий цену колбасе из людей и людям с куриным фаршем вместо мозгов, до встречи