mihail

Ольга Роева:

Ещё в нежном детстве, наблюдая как мама брала с собой молоток и резало на встречи с местным ЖЭКом, я зареклась: никогда! Никогда не опускаться до разборок с мелкими коммунальщиками. С этой сворой жадных, диких людей, тайно заседающих в сырых, полуподвальных помещениях.

Вчера по-настоящему стала взрослой. Раньше заставляла сантехников приходить ко мне за деньги. Но пришел кризис, во мне проснулся народ и начал интересоваться такими вещами, как экономика, коммунальные платежи и «на что уходят наши, бл***, деньги?» Только и ждала момента, чтобы проверить систему. Только и ждала, когда у меня что-нибудь засорится. Кота приучила расчесываться в раковине, мусор мы туда также кидали разный, солнечным маслом заливали битое стекло, чтобы в трубу хорошо пропихивалось. В общем, делали всё, на что потом отдельно указала скупая на ласку женщина-диспетчер.

— И что? И что? А вантус? А перезагрузить пробовали?

Голос у диспетчера такой, что снимаю шляпу. Меня, конечно, предупреждали, что там, по ту сторону трубки, сидят уважаемые люди, достойные описания Плутарха. Каждый день они поставляют нам самых лучших сантехников округа. Так что разговаривать с ними надо на улыбке, на терпкой нежности. Чтобы ласка просачивалась через телефонную трубку и окутывала дорогое коммунальное управление.

— Ладно. Будет вам сантехник. Но платный — он со своими инструментами.

Я… всего лишь простой потерянный дворянин, но в груди у меня живет и бьется сердце императора. Я не считаю деньги на прислугу. Я не пикнула. Даже предложила доплатить, чтобы сантехник пришел не только со своими инструментами, но и оделся празднично, укутался в какие-нибудь подобающие гирлянды, перья. Вдруг есть и такая опция.

— А когда? Когда ждать? — спросила я, скрестив дражайшие пальцы под домашним халатом. Почуяла, что случайное счастье может оборваться.

— Когда придет, тогда и придет. Вечером ждите.

— Но у меня оборван домофон. Не могли бы вы дать номер уважаемого сантехника?

— У него нет денег на телефоне. Нельзя ему звонить.

И женщина на меня сразу обиделась. По интонации поняла. Запыхтела, зашептала что-то такое, древнее, нехорошее. Заподозрила, что под видом засорившейся раковины я ищу простого женского счастья. Неудивительно, что сантехников, настолько щепетильных в вопросах чести, держат на коротком поводке. Наверняка каждый вечер после работы их телефоны тщательно проверяют и, заметив чужие номера, штрафуют и грозят оставить без места. И отбирают у них конфеты, духи, именные вантусы – подарок любимых клиенток. Через полчаса диспетчер перезвонила сама и велела прийти в управление в назначенный час и минуту. Хочешь сантехника — иди и возьми его. Встреть его празднично, сложи в честь него мадригал, сделай так, чтобы сантехник сам тебя выбрал.

Даже сомнений не было, пропускать ли такой шанс. Утопая в блеске драгоценностей на отрытых плечах, я пошла. Сантехник был мой. Раковину сделали, кстати, со скидкой. Так что нельзя отрицать роль голых плеч в коммунальных сделках. Однако поддерживать свою домашнюю славу на тех вершинах, которых она достигла, становится всё труднее. Куда-то уходит былой авторитет и тяга к хорошему, потрясающему Отечество скандалу.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks