Хо-хо-хо! Булёчная…

2 января, 2022 9:46 дп

Олег Утицин

Олег Утицин, обрывки из книги “Журфак”:

Приоткрылась дверь в “Коммунистическую” аудиторию, просунулась в щель колькина голова в очках и членораздельно скомандовала:

– Утицина – в деканат! Срочно!

– Есть Утицин? – поинтересовался лектор.

Пришлось сознаться.

– На выход! С  вещами…

Золотого цвета оправа колькиных очков придавала его лицу ещё больше уму.

Благодаря которому Колька так хитро и вытащил меня с уроков. Мы нашли пустую аудиторию, где из своего дипломата Колька вытащил рижский бальзам, бутылку водки лимонной и какую-то шоколадку. Всё – дефицитное. Потому что Колька вернулся из-за границы. Почти.

Колька был моим однокурсником-одногруппником, девичьим любимцем и собутыльником. Тоже моим и Бульона. Бульон – другой наш однокурсник, у которого папа был генерал сами догадайтесь чево. За то, что Бульон и Колька преодолели зимнюю сессию, их папы наградили детей поездкой в интуристовскую гостиницу столицы одной из прибалтийских республик СССР на новогодние каникулы.

Колька, как видите, вернулся один.

– Бульон дома, отсыпается, – успокоил меня Колька, отхлебнул лимонной из горла, передал мне и начал свой увлекательный рассказ.

Приехали они в наградной город рано утром, номер, объяснили им в гостинице, освободится только в полдень.

– Так что, гуляйте пока

А жрать хотелось. Очень. Пошли бродить по сказочным иностранным почти улочкам в поисках чего-нибудь от голода.

– Пустынно, блин, – вспоминал Колька. Наконец одного-единственного прохожего встретили, спрашивают:

– Извините, не подскажете, где тут у вас булочная какая-нибудь?

– Булёчная? – изумлённо переспросил прохожий, а потом продекларировал, как оперный певец оперным же голосом, задрав палец в небо, – Булёчная!!! Ха-ха! Булёчная! Хо-хо-хо! булёчная!..

И вот, восклицая всё это, ухмыляясь и мотая головой, удалился.

– А как там пьют, Борисыч! – воскликнул Колька,  закатывая глаза. Даже лимонной хлебнул для убедительности. Крякнул и припечатал. – Вот мы с тобой пить не умеем. И Саня  Сокол не умеет. А вот финны умеют. Мы там с финнами познакомились в валютном баре. Потом к ним в номер бухать пошли. А там у них один. Всё время спит бухой. Через каждые полчаса просыпается, шарит под кровать рукой, у него там звенит пьёт из горла – и опять спать. И так неделю. Сухой закон у них там в Финляндии. Так они – к нам…

– А как вы в валютный бар-то то попали?

У Кольки с английским дело было швах.

– Выпил и сказал швейцару, что ай донт антедастенд ю, бульон вообще лыка  не вязал. Ничего пропустили. А вот когда мы другой раз туда уже с финнами пришли, швейцар стукнул. Пришли эти в штатском – пройдёмте. Увели по длинным коридорам куда-то к себе в гнездо. Там их главный за столом, сидит: “Деньги, документы, всё, что в карманах – на стол!” А за спиной у нас те, которые привели. Начали вытаскивать, Бульон чего-то замешкался в пиджаке. Этот начальник ему – что у вас там?

А у меня настроение хорошее – пистолет,  говорю, у него.

Ну они Бульона и скрутили.

Ну потом они в Москву позвонили, папе его. Велели нас отпустить, но, чтоб больше никаких финнов, а то вылетите нах из университета. Отпустили на волю, бредём по коридору непонятно куда, за нами, один из этих – то ли следит, то ли попутчик. И вдруг  – финн навстречу с пузырём. И орёт: “О, Коля! Вы куда пропали!!!”

Как мы шарахнулись на боковую лестницу. Финн за нами, за ним – чекист.

– Куда же вы, ребята? – это финн орёт.

И всё это время мы стремились к знаниям…