ХЛЕСТАКОВА – В ПРЕЗИДЕНТЫ!

1121

Наталья Троянцева:

Размышляю, слушаю, читаю, пишу о том, что осмыслила, расслышала, вычитала. И опять прихожу к выводу, что Россией управляют не люди, а – фантомы. Этот вывод меня ни печалит, ни радует, я сухо констатирую факт и думаю, что с этим фактом делать мне лично.

Для того, чтобы выявить и наглядно проиллюстрировать причинно-следственную связь между отдельным, так сказать, насельником России и главой государства, всякий раз перевоплощённого в фантом и отвечающего за всеобщую нахрапистую беспомощность, стоит обратиться к американскому менталитету. Условный американец-отец в определённом законом возрасте спрашивает сына – каким делом ты намерен заняться? Тот же вопрос задавал ему когда-то и его отец. Если у сына по какой-то причине нет ответа – время меняется, обстоятельства тоже, – то отец бесцеремонно даёт сыну пинка: отправляйся и ищи.

Условный россиянин, в массе своей, ни сам никогда не задаётся подобным вопросом, ни с сына не спрашивает. «Делай, как я» – слышит сын от отца, условно состоявшегося, карьеру сделавшего. «Не делай, как он» – слышит сын от обиженной матери значительно чаще. А «дело» всегда сводится к тому, что принято в среде, рабочей, крестьянской, интеллигентской; выход за рамки среды ничего принципиально не меняет: бывший крестьянин и в городе хранит крестьянский уклад и все его предрассудки, бывший рабочий пополняет число «образованцев» и умножает примитивные клише в культуре. И – в религии. Суть нынешнего ортодоксального беспредела – под эгидой то ли РПЦ, то ли её многоликого фантома, не поймёшь – сводится к поговорке: в лесу родились, пню молились.

Первородный фантом природного мистицизма по-прежнему является основой менталитета. Всякий раз, когда нужно принять собственное твёрдое решение, возникает Нечто Непреодолимое, обладающее абсолютной властью над личностной беспомощностью, эту беспомощность оправдывающее и культивирующее. Нечто, на котором лежит вся полнота безответственности. Это Нечто, собственно, не персонифицировано, даже если у него есть имя собственное. В конце монархии – это фантом Распутина (а не он сам, живой и талантливый самородок) плюс «немецкая шпионка царица». В сталинские времена — это враг внутренний и внешний в одном флаконе: «шпион иностранных разведок», в брежневские времена враг внешний – «американская или израильская военщина» и диссидент, к ним косвенно причисляемый (и на их милость предаваемый).

Самое интересное, что тот, кто олицетворяет в России верховную власть, не имеет права оставаться человеком. То есть, если вдруг он проявляет какие-то человеческие свойства, он должен быть свергнут. Поелику он ОБЯЗАН БЫТЬ ФАНТОМОМ. Я вижу, что Путин это усвоил. Именно с этим связано его изначальное нежелание кого бы то ни было посвящать в личную жизнь, точнее, попытку он сделал и тут же в ней раскаялся. Человеческому образу верховного правителя сразу же приписывают все наивозможнейшие слабости, грехи и преступления, действительно присущие всем тем, кто из этого человека скроил фантом.

Единственное, чего достигли сейчас наиболее думающие – это понимание, что никогда и ни в чём россиянам не удастся сравняться с американцами. Объяснение простое. Если ты не в состоянии спросить с самого себя – ты не можешь спросить ни с кого. У тебя просто нет слов, нет опыта, который помог бы тебе внятно сформулировать требования к Президенту, к правительству, к мэру или просто к недобросовестному уборщику мусора. А вот переложить заботы на плечи фантома – пожалуйста.

Ну и – реплика напоследок. Владимир Жириновский, ставленник КГБ, предназначенный для концентрации (и легализации) финансов т.н. «теневой экономики», растленный тип, снова выдвигается кандидатом в Президенты страны. В каждом из тех, с чьего молчаливого попустительства это происходит, содержит в себе частицу этой вот ментальной мрази. Подумаем над этим всерьёз.