«Губы чуть приоткрыты, щёки всосала — худоба, кокаиновый плен…»

1334

Нет, брак – это всё – таки отлично. Вот, три месяца назад кто бы мог подумать! Я была уверена, что муж – это человек, который всю жизнь будет торчать возле меня, чтобы платить за квартиру и фотографировать.

Я даже несколько раз уточняла калёной ложкой по лбу, так это или не так. Выяснили, что так.
Потом, до меня стало доходить, что у мужа есть душа. Чтобы она раньше времени не покинула тело, я перестала описывать ужасы семейного быта в фейсбуке. Просто складываю короткие эссе в отдельную чёрную папочку. На случай.

И вот сейчас оказалось, что у мужчин есть эстетические само -ощу-ще — ние. Как у женщин.
Вот, например, вспоминаю яркий пример. Который и муж любит вспоминать, намекая, что я дура. Но очаровательная, наверно.

Ночь, Крым. Я в красивом платье. У меня оголённые плечи. Маслом вымазала на них лунную дорожку. Любому идиоту понятно, как это нужно сфотографировать. Говорю, смотри, чтобы линия плечей была. Незнание русских падежей еще больше красило меня как женщину в ту роковую ночь.
Я и так, и сяк. Шея, ключицы, глазами придаю себе смысл мистического страшилища. Губы чуть приоткрыты, щёки всосала — худоба, кокаиновый плен. Какой я себя и воображаю. Молодая, с мужем, впереди ещё три, побег из тюрьмы, слава, легкие деньги. Одна книга за другой, интервью в тёмных очках. Вся эта по крупицам созданная биография должна читаться на фото. Считаю я.

А муж видит меня в жанре Кустодиева. Пышность волос, чадотворящие формы, здоровье!

Я вообще думаю как. Во-первых, мне кажется, что Лена Миро — это битая дура. И мне так кажется не просто так. А потому что так оно и есть. Во-вторых, я уверена, что каждому мужчине хочется всё чаще уйти в лес и зарыться во что- нибудь мягкое. Мягкое — это я. Судя по тому, что детей у меня всё еще нет, на мне хорошо засыпается. Я это одобряю, пускай.
То есть, я понимаю, что вкладывает муж в каждую неудачную фотографию. Когда вместо топ- модели я вижу возгордившегося горбуна.
— А где линия плечей? – спросила я. И превратилась в немую морскую пену. Расплакалась конечно. На мне ещё были красивые трусы, было вдвойне обидно.

Потом мне внушили, что это чушь и разводиться из -за такого не стоит. Достаточно просто срезать горб и похудеть. Ха-ха.
И вот сегодня мы опять занимались ерундой. Мужу завтра снимать швы с левой руки. Руку он порезал, ему пошили новую, всё хорошо, красиво, только не двигается. Естественно, мы решили использовать этот шанс, чтобы устроить с рукой фотосессию. Примерно так проводит хэллоуин молодежь, ярким представителем которой я и являюсь. А муж – нет. Он существенно старше. Но многие вещи только для себя открывает.

Например, косметику. Не погребальную конечно. Кожа еще молодая. Просто, покрасили его тенями, консилером, нарисовали швы на щеке, чтобы гармонировало с изуродованной рукой. Короче, я хотела написать про Тургенева, а потратила час, чтобы собрать дитё на детский утренник. И вот фотографируемся. Мне кажется, такой красавец! Опереточный злодей. Как Муслим Магомаев в «Фаусте». Свечи ему зажгла, кота Серёжу дала в аренду, договорилась с ним за маленькие деньги. Полчаса ставила манекенщиц в разные выгодные позы. Чтобы потом услышать неблагодарское:
— Я сам выставлю кадр и скажу, как меня снимать. Ты же видишь — живот…
И обиженно пошёл. Матерясь, и спотыкаясь. Видимо, при таком животе и ноги как чужие.
А я не вижу живота. Не вижу и всё. В этом — то и проблема.
Думаю, если так и дальше пойдёт, то скоро муж покажется мне не только красивым, но и умным.
И вся моя власть -тю-тю. Обратится в прах.
Ах да. У мужчин есть самоощущение.