Губернаторское кресло

1214

photo

Дмитрий Ханцевич:

Как-то раз мне нужно было записать для передачи стрит-рейсеров.

Народ был непростой и колоритный, так что даже через пост охраны их удалось провести с трудом. Людей было много и я договорился, что нас запишут в студии круглого стола. Там и аппаратурка получше, и разместиться можно с комфортом.

Заходим, народ меньжуется изрядно. В студии среди обыкновенных стульев стояло просто королевское кожаное кресло невообразимых размеров и шикарности. На вопрос почему такой диссонанс я честно ответил, что в этом кресле сидит губернатор, когда общается посредством радиоволн с народом.

Неформалов это очень зацепило, и они стали всячески обыгрывать размер и прочие характеристики губернаторской пятой точки. Как бы то ни было записываться было надо, и, помолясь, приступили обсуждать проблемы стрит-рейсинга.

После первых десяти минут неудобства беседа потекла гладко и даже очень эмоционально. И вдруг — распахивается дверь и влетает бледно-зеленый директор нашего радио, судорожно хватая ртом воздух. Обводит мутным взглядом публику и пулей вылетает наружу. С одной стороны я понимал: что-то случилось, с другой стороны — студию мне дали буквально на час, а на радио случается что-то постоянно. Поэтому, я быстренько закрыл за директором дверь (чтоб звук не портили посторонние шумы) и мы продолжили нашу беседу.

Через некоторое время, дверь распахнулась снова и впустила уже не только директора, но и парочку охранников, которые выкрикивая что-то вроде «руки за голову всем на пол!» ,попытались вязать стрит-рейсеров.

К счастью мои гости имели численный перевес и стражи порядка не особо усердствовали, так что разгрома студии удалось избежать. Ну а теперь, к тому, что было до этого.

Звукорежиссёр, включив запись, отлучилась по своим делам. Но она не обратила внимание, на то, что горит мааааленький огонёчек на пульте. А этот огонёчек извещал, что идет не только запись, но и трансляция. Директор, сидя в своем кабинете, вдруг слышит из динамика знакомые фамилии и начинает слушать тщательнее. А из динамика раздается примерно следущее:

Я: И мой следующий вопрос к Вадиму. Как складываются ваши отношения с милицией?

Вадим: с милицией у нас полная жопа. Нет, конечно не такая, как у нашего губернатора, но тоже приличных размеров.

Я: А можно поподробнее?

Вадим: Ну думаю, у него огромный геморрой, и возможно еще периодические запоры…

Я (строго): Вадииим? Давай про отношения с милицией

Вадим: А откуда я знаю в каких отношениях жопа губернатора с милицией? и т.д. и т.п.

Директор набирает по телефону студию — а в ответ только гудки. Всё больше охреневая он несется вниз непосредственно на место происшествия распахивает дверь и видит кучу ужасных татуированно-заклёпанных извращенцев в косухах и прочих аксессуарах (меня он видимо не заметил по причине субтильности телосложения и менее яркой внешности). он несётся в охрану и задыхаясь выпаливает: — там (ох-хы-ой-хых-ах) в СКС (ойхыхааааркхах) куча народу в кожанках

— Да, я знаю — ответствует дежурный совершенно спокойно — семь человек

— Почему (агхахаышшш) пропустил (оххупрах)..

— Попросили и пропустил

— Кто!!!

— Да Дима ваш, а в чём дело?

— Они там жопу губернатора обсуждают!

— ???

— В прямом эфире!!!

Дежурный включает приемник и реально слышит не вполне цензурную речь с периодическими упоминаниями пятой точки главы губернии. вызывает подкрепление и вместе с директором ангелами смерти несутся в студию.

В итоге всё кончилось хорошо, поскольку трансляция была только внутренней (т.е. только на Дом радио), чем спокойная как слон звукорежиссерша (занявшая к тому времени свой пост) не преминула уколоть директора. Просто технически в это время вещание в эфир было по сетке невозможно, и это превращало трагедию в фарс. Но на всякий случай, доступ в СКС некоторое время был исключительно с личного разрешения директора.