«Грибной суп-пюре, например…»

1400

Людям, которые издыхают от светских развлечений, хочу посоветовать Преображенский рынок. И вообще еду. Грибной суп-пюре, например.
Никогда бы не подумала, что еда в семейной жизни может заменить всё. Включая порнографию, скандалы, походы в театр и просто на улицу.
Вчера, значит, поехали на Преображенскую ярмарку. Как отдалившиеся от дел буржуа. Я, как обычно в вечернем платье с россыпью бисера по обеим грудям, жених — в элегантном гелендвагене. Едем вдоль торговых рядов. На гелендвагене бубенцы, колокольчики, кресла внутри — белый граденапль. Как будто катишься внутри дорогого гроба . Всё, как я мечтала. Тютелька в тютельку
Старухи у ярмарки нас радостно встречают.
Я только вуаль гелендвагена приоткрываю и ору:
— Платье драдедамовое хочу. Вон у той старухи! И брошь! Брошь стрекозой.
Жених щёлкает пальцами. Платье на мне. Орава старух бежит дальше за нашим экипажем, суёт в форточку шапки какие-то меховые, люстры, хрусталь, балалайку… Всё по 500. Подумав хорошенько, загребаем в мешки всё. Жадность – это то, что нас когда-то связало.
Заходишь на Преображенский рынок. И сам будто преображаешься. Ходим, по- купечески надкусываем всё, что дают. Балык, колбасу, порочно красные помидоры «парадайс». Взяли сразу 3 кило, чтобы подольше остаться в раю.
Тут же чужая заботливая рука протягивает ложку с икрой. Другая — спаржу суёт в рот — дозволяем и это. Идём дальше.
— Девственная картошка. Сенсация! По 80 за килограмм.
Смотрим, и правда! Лежит картошка, розовощёкая, стеснительная. Не устояв взяли пару ящиков.
Солёная рыба… Тут понятно. Купили из –за фигуры. «Я обнял эти плечи и взглянул…» Одна на другой лежат голые, маслом обмазались, губы выпятили как для поцелуя. Как не увезти таких с собой? Взяли две на всякий случай. Чтобы потом не подраться.
Под гипнозом грибов возмечтали о грибном супе-пюре. Людей, охваченных жаждой грибного супа остановить трудно. Мы с Вячеславом разделились.
Я пошла за шампиньонами. Он за овощами. Смотрю, что- то он хитрит… Задумал что- то… Стоит у сельдерея и воровато на него поглядывает. Как на старую любовь.
Я же не считаю сельдерей овощем. В иерархии гастрономических ценностей он для меня на последнем месте.
— Это что такое?- спрашиваю я и в изумлении перекатываю глаза с Вячеслава на сельдерей. С сельдерея на Вячеслава.
— Один купил. Второй дали в подарок…
Вот, говорю, видишь… Убери от тебя шикарную женщину рядом и тебе сразу начинают совать в подарок сельдерей. Сельдерей, прости господи! В подарок! Может ли что- то ещё так явно свидетельствовать о степени падения твоего престижа.
На моё счастье, тут же на пяточке крутился старичок. Пьяненький, босой, в лохмотьях.
Говорю, вот… наглядный пример тем, кто утерял добродетель и не слушается жену.
Сразу скажу, тогда я не знала, как глупо можно влюбиться в сельдерей. Как он бывает необходим в жизни. Как наполняется радостью воздух, если он просто лежит рядом и пахнет.
Короче, приехали. Шампиньоны, не раздеваясь, сразу на сковородку. В кипящий отвар овощи и сельдерей. Вышла на минуту пописать, смотрю — бульон наполовину выпит. Тут всё просто: достаточно плеснуть кипятком на ноги тому, кто выпил. Больше он вас не побеспокоит.
Дальше спокойно, с наслаждением раздеваем луковичку. Кидаем в сковородку к остальным. Потом всё вместе. И в блендер. Обливаем и без того вкусное сливками. Не переборщить. Снова блендер. Снова овощной отвар.
Ненавязчивая петрушка сверху. Всё! Полчаса кривляний на кухне и вы – домашний идол навсегда.
Мужчина всегда может уйти к другой женщине. Но он никогда не уйдёт от грибного супа- пюре. Ему он не изменит. Ради него он сделается покорным и приученным.
Под покровом ночи как обычно пошла якобы дочитать Набокова. Проверила, точно ли спит Вячеслав или опять прикидывается… и ждёт, пока я засну.
Но я не засну конечно… Пока суп стоит я не засну. Бесшумными шагами дворцового заговорщика, повернула за угол и к нему, милому. Тут главное, координация рук. Одной открываешь крышку кастрюли, другой — усиленно шелестишь страницами. Ничего не должно вызывать подозрений и указывать на прожорливость невесты.

С утра можно сказать, что суп испарился. Просила же закрыть крышкой!

Другое дело, что хитрость иных близких людей превосходит все дозволенные границы. Заметив, что я тайно куда- то выхожу ночью, Вячеслав стал ложиться поперёк кровати. Наискосок. Чтобы я не смогла вернуться незаметно.
С этим пока не знаю, что делать… Се де нуво. Что-то новенькое, так сказать.
Про это я ещё отдельно напишу.