«Говорили о трагедии, крови, поте, голоде…»

1046
i (3)
Алексей Насретдинов, · Город Юрмала, Латвия:

Объяснительная записка.

Пишу скорее для себя, чем для других.
Сейчас очень много материалов разного толка о победе в ВОВ. Но я сам не размещал никаких материалов и не реагировал, не обсуждал никакие материалы, размещаемые другими. Почему?
Еще со школьных времен тема ВОВ была для меня темой трагической, интимной.

Никто из известных мне лично фронтовиков не любил и не хотел говорить о войне. Чаще всего, при ответе на прямой вопрос, говорили что-то вроде: «Это было ужасное время. Хорошо, что сейчас нет войны».
Из воспоминаний своих родителей я знал, что семья моей мамы, семья репрессированного, расстрелянного в 37-м году православного священника, скиталась, бедствовала. Семья отца формально не так бедствовала, перемещаясь из поселка в поселок на Урале по заданию партии, дед был редактором газеты, издаваемой в том числе и на татарском языке, в том числе и арабским шрифтом. Но тоже бедствовала.
Как и очень многие, почти все в то время.
Никто и никогда из известных мне лично фронтовиков не связывал победу с именем Сталина.

Никто не говорил о победе системы, идеологии. Никто не размышлял о войне с точки зрения геополитики или имперского сознания.

Никто не говорил о победе именно русского оружия, о преимуществах именно русских (советских) солдат.

Говорили о трагедии, крови, поте, голоде. Иногда, очень редко, говорили об обострении в военное время личностных особенностях, в том числе и о воровстве, трусости, подлости, знаменитом «авось» и пр.
Для меня лично в войне не было ничего героического вообще. А есть лишь ощущение колоссальной трагедии. Соответственно, нет никакого желания говорить о трагедии именно в какой-то определенный день. Захочется – поговорим, лично, с тем, кого это касается.
Недалеко от места где я живу есть лагерь Саласпилс. Концентрационный лагерь для детей. Для меня это – символ войны. Что героического сейчас есть в этом лагере? Что праздновать?

По Риге 9-го мая ходили немногие выжившие узники этого лагеря, они еще не столь пожилые, как воевавшие. Ходили с цветами, дай Бог им здоровья.
Короче говоря, дело это личное, как мне кажется. Трагедия, огромная. Тут нечего праздновать. Вот вспомнить – можно и нужно, обеспечить ветеранов необходимым. Но желательно без показа по ТВ и публикации в газетах и соцсетях