«Господин оказался предводителем всех венецианских гондольеров…»

1098

Рылся в архиве, нашел старую фотографию, вспомнил.
Пришли однажды на Сан Марко. Миссия была важная: впервые показывали Венецию сыну.
У паромного причала покачивались на зеленой воде гондолы. Гондольеров вокруг не было.
Подошел крепкий пожилой господин, сказал, что сейчас позвонит, и будет нам гондольер. Потом хлопнул себя по карману, испустил энергичное итальянское междометие: забыл трубку.
— Вот что, — сказал он, видя, как расстроился наш мальчишка. – А давайте я махну стариной, сам вас прокачу.
Господин оказался предводителем всех венецианских гондольеров.
— Пару недель назад на этой гондоле плавал маэстро Риккардо Мути, — сказал он, когда мы разговорились.
Предводитель гондольеров был знаком едва ли не со всеми великими. Водил тесную дружбу с Ойстрахом.
Под горбатым мостом разошлись со встречной гондолой. Ее гондольер держал сигарету. Увидев предводителя, побледнел, будто школьник, застигнутый директором за курением в туалете. Сигарета, как у фокусника, волшебным образом куда-то исчезла.
Когда выбрались на каменные плиты причала у понте делла Палья, сын, немного смущаясь, попросил перевести, что это были одни из лучших минут его жизни.
Так нам удалось растрогать предводителя венецианских гондольеров, не последнего человека в этом городе.
Теперь мы нечасто бываем в Венеции.
Надеюсь, друг Ойстраха все так же стоит у стены Дворца дожей, забывает дома телефон и катает мальчишек, девчонок, их пап и мам. Которые, в сущности, такие же мальчишки и девчонки.