Господи, помилуй. Эпидемия в Русской православной церкви

27 апреля, 2020 1:52 пп

MayDay

Коронавирусом поражены все основные центры управления РПЦ: администрация патриарха Московского (включая начальника ее канцелярии, который по иронии судьбы возглавлял общецерковную комиссию по борьбе с коронавирусом, и шефа патриаршего протокола); администрация входящей в РПЦ Украинской православной церкви (включая – по многим косвенным доказательствам – ее главу митрополита Онуфрия); кафедральный собор в Минске; три из пяти крупнейших монастырей РПЦ – лавр (Троице-Сергиева, Киевская и Почаевская); три из пяти крупнейших образовательных центров (Московская и Киевская духовные академии, Жировицкий монастырь, где находится Минская семинария), причем во всех трех с болезнью слегли ректоры в сане епископов; до десятка прочих монастырей; клир (священники) крупнейших храмов Москвы и некоторых других городов.

Комиссия при патриархе по коронавирусу сообщает примерно о сотне заразившихся в столице священников. Среди них – большая часть клира популярного у либеральной интеллигенции храма Косьмы и Дамиана, в том числе настоятель протоиерей Александр Борисов. В воскресенье умер епископ Железногорский и Льговский Вениамин.

При этом известные нам случаи – верхушка айсберга. Многие монастыри, епископы и священники привычно скрывают заболевания либо ограничиваются констатацией, что тест дал положительный результат. Наиболее вопиющий случай – в Минске, где в крупном и популярном Свято-Елисаветинском женском монастыре игуменья и духовник запретили монахиням рассказывать посторонним о распространении эпидемии, которая охватила практически всех сестер и священников, а также прерывали их телефонные и интернет-контакты с родственниками. Это делалось для того, чтобы прихожане продолжали посещать службы в обители. У части прихожан уже подтвержден диагноз.

Распространение коронавируса в РПЦ сильно отличается от итальянского сценария. Там тоже оказались заражены сотни, если не тысячи священников, десятки из которых скончались. Однако это было исключительно низовое, рядовое духовенство, которое, не осознавая до конца опасности, шло в больницы, участвовало в похоронах и отпеваниях, продолжало свою социальную и миссионерскую работу и, разумеется, активно заражалось.

В РПЦ вирус идет «по ⁠верхам». Сначала появились сообщения о заражении «начальников» – так, ⁠в Украине одним ⁠из первых заразился ⁠наместник Киево-Печерской лавры и постоянный член Синода митрополит Павел (Лебедь), в Москве ⁠– несколько священников из окружения патриарха, в Елоховском соборе – сначала настоятель, потом остальной клир, в Троице-Сергиевой лавре – в числе первых ректор Академии, а потом семинаристы и монахи, в киевском Ионинском монастыре – наместник, а потом только монахи.

Картина просто апокалиптическая. Одновременно общество ополчается на церковь, в Украине уже несколько поджогов храмов и монастырей.

Вирус действует как безжалостный аудитор, обнажая все изнанку наших обществ, все расколы и узкие места.

Можно было долго рассуждать о торжествующей архаике РПЦ, ее роли в системе патриархальной власти — но теперь это нарочитое несовпадение с современным миром, которое православие пестовало и которым гордилось, вдруг обернулось эпидемиологическим взрывом, жесточайшим кризисом внутри самой церкви, ее негибкость и архаичность вдруг стали буквально смертельным диагнозом. Я искренне желаю все прихожанам и клирикам выздоровления.

Будут ли сделаны выводы из этой истории, будет ли меняться РПЦ, разворачиваться к 21 веку? Боюсь, что вопрос этот повисает в воздухе
Сергей Медведев

Источник: Republic

 

Loading...