Для пользователей русскоязычного сектора Фейсбука новость последней недели прозвучала как гром среди ясного неба: неутомимый Марк Цукерберг, постоянно усовершенствующий функционал своего детища, решил изменить не что иное, как саму суть «русского» Фейсбука.
Вполне возможно, что эта самая суть – то есть бесконечные споры, в том числе и политические, порой маниакальная активность, принципиальность, страсть к полемике и даже «ругани», стремление искать и находить новых кумиров взамен официальных, всё это кипение и бурление, — противоречит «семейно-дружественной» концепции Цукерберга, кажется ему излишеством и даже чем-то неприличным.
Что и говорить: хорошо воспитанный человек, среднестатистический европейский интеллигент, всегда внимательно выслушает собеседника, обойдясь не то что без мордобоя, но и не слишком настаивая на своем мнении. Сколь угодно правильном. Даже если его визави начнет, скажем, хвалить Сталина и иже с ним: интеллигентный человек воспользуется функцией «бана» или «расфренда», уйдет в тень, пожаловавшись разве что жене и не связываясь с идиотами (которых на ФБ, как, собственно, и в реальности, несть числа).
Более того: этот самый гипотетический интеллигент даже не ввяжется в дискуссию, пройдет мимо, ухмыльнувшись и вернувшись на страницы дружественных ему людей. Многие так и делают: более того – закрывают свои страницы от посторонних, общаясь только с идеологически проверенными и близкими.
Мой собственный опыт (а у меня около сорока тысяч подписчиков) противоположно иной. По моему мнению, (каковое разделяют, уверена, миллионы русскоязычных пользователей — иначе они не открывали бы свои страницы для широкого обсуждения) ФБ для того и существует, чтобы попытаться переубедить, предоставить неопровержимые доказательства, ссылки, отсканированные архивные документы и пр. Скажем, что касается наболевшей темы сталинских репрессий и пр. горячих тем. Но – не только.
ФБ заменяет собою прессу, клубы по интересам, свободную трибуну, Гайд-парк, античное собрание, Новгородское вече и парламент – в общем, многие демократические институции, выработанные человечеством за долгие годы своего существования. Отличие лишь в том, что происходит это в режиме онлайн – в соответствии с требованиями и техническими возможностями эпохи.
Цукерберг, возможно, и сам не понимает, какого джинна выпустил из бутылки: будучи гением в своей области, он в своем роде мог бы стать «властелином мира» и на свой лад «президентом земного шара».
В конце концов, его непререкаемой воле подчиняются буквально все: от тинейджера, ищущего приключений на просторах ФБ, до академика, которому важно донести свои идеи посредством самой лучшей, самой «хорошо темперированной», виртуозно отлаженной соцсети планеты.
Разумеется, в ФБ много и недостатков: начальство русскоязычного сектора занимается формальной цензурой, все чаще и чаще принимает абсурдные решения, преследует блогеров-многотысячников, цепляясь к мелочам и без конца выдумывая новые правила. Соблюсти которые порой не представляется возможным, ибо никогда не знаешь, что на сей раз послужит причиной блокировки. (Агрессивные же группировки, занимающиеся троллингом, боты, оскорбительные высказывания и травля почему-то не подвергаются ни цензуре, ни прессингу).
Главный же недостаток русского ФБ в том, что он начинает душить живое слово, пытаясь постепенно выровнять пространство этой сети – вплоть до полной ее гибели, когда интеллектуальные пользователи просто перестанут ею пользоваться, как это и было с Живым Журналом.
Между тем, именно интеллектуалы — живая движущая сила русскоязычного ФБ, который за несколько лет своего существования работал как просветитель масс, «университет миллионов».
Пытаясь оградить свою соцсеть от нежелательного «спама», рекламы, «группировок», политики и внедряя новые правила нашего существования на ФБ, Цукерберг может выплеснуть с водой и ребенка.
Спамеры, недобросовестные рекламодатели, политические группировки с неясной ориентацией в конец концов найдут для себя лазейки, а вот звезды ФБ, прославившиеся и оффлайн, могут уйти отсюда, утомившись читать рецепты, исповеди домохозяек и разглядывать фото котиков.
Пострадают и группы по интересам: а ведь это не только «Барахолочка», бог с ней, хотя и это важно: на ФБ много воззваний в пользу пострадавших, больных, неимущих, взаимопомощи, поисковых групп, петиций и пр.
Я уж не говорю о сетевых писателях: являясь одним из них, могу засвидетельствовать, что именно ФБ дал мне такую возможность. Благодаря четкому, удобному функционалу возникает невиданный доселе интерактив, мгновенная реакция читателей, оценка твоей работы, о чем всякий пишущий может только мечтать.
Борясь с одним злом, Цукерберг может породить другое: а именно уничтожение сети как прообраза самой жизни, со всем ее многообразием, сложностью и, разумеется, недостатками. Куда ж без них…
Эксперты говорят, что он уже теряет на этом миллиарды и тем не менее стоит на своем: мол, это сеть скорее семейно—дружеская, нежели политический клуб. Это напоминает запрет говорить в Букингемском дворце о чем либо кроме погоды. Между тем – авторитетно заявляю — русскоязычный ФБ (просидев в нем пять лет безвылазно, я в своем роде могу претендовать на звание эксперта, я прочла миллионы постов и комментариев, знаю здесь тысячи людей, переписываюсь тоже с тысячами) уже сделал огромный вклад, не смейтесь, в культуру. Несмотря на свою кажущуюся поверхностность. И даже в развитие и дальнейшее изучение русского языка.
Стремясь к бесконфликтности, своими новыми распоряжениями Цукерберг может уничтожить столь важную для человечества солидарность, взаимопонимание, взаимопомощь простых людей. Мне кажется, отдавать приоритет чисто обывательским разговорам в ущерб вышеперечисленному – огромная ошибка. Может быть, фатальная. Так ему и передайте.
Диляра Тасбулатова, писатель, кинокритик, блогер.