Виталий Щигельский:

 

Свобода или цепь

 

Пока российский медиа-истеблишмент обсуждал политические тренды на 2018, 2024 и 2042 годы, российские «низы» нарушили «общественный договор» через освоение реальности путём слова и дела.
Другими словами, общество зашевелилось, стало обретать индивидуальные черты.
Оказалось, дальнобойщики, фермеры, студенты и даже школьники, не обладающие собственностью имеют собственные взгляды на будущее страны, они не ждут команды сверху, для них вообще нет такого понятия «верх», поэтому у них есть большой потенциал самоорганизации, поэтому единодушные колонны едриносов, справросов, высокодуховноросов и прочих открыторосов маршируют в направлении известной надписи на заборе…
Неконтролируемое «низовое» движение не приемлет старых авторитетов, оно настолько горизонтально, что сегодня любой может туда на равных правах вступить. Welcome без ограничений. Войти в среду, которая на сегодня является прообразом будущей демократии.
По этой причине любые попытки поженить эту среду на любого вида и рода «харизматичном» лидере выглядят стремлением не просто в очередной раз закольцевать «особый путь», но и похоронить Россию. Ещё одного «если не он, то кто?», кем бы он ни был, Россия не выдержит.
Истоки популярности циклической парадигмы «вождь и толпа», она же «если не он, то кто:» среди различных групп различны, попробуем определить их вместе с мотивами.
1. Два процента владеющих всем, что имеет материальную цену в России. они ничего не теряют от замены одной башки на другую, главное, чтобы над башкой оставалась корона. В тени короны они в сытости и безопасности, как дождевые черви в навозной куче.
2. Политические технологи — сапожники. В открытых горизонтальных (демократических) системах, где люди равны, им некому начищать сапоги, а значит придётся искать другую работу.
3. Медиатусовка. Вообще говоря, их две:

— кремлевские пропагандоны, которые умерли и физически и духовно, остались только привидения в телевизоре, да и то ненадолго, посему они за рамками обсуждения;
— независимые, ну, может быть, чуть-чуть от газпрома, цеховые мастерские с семейной преемственностью и монополией на альтернативную версию кремлёвской пропаганде.

Восход демократии означает для них появление конкуренции, которой они боятся больше, чем репрессий со стороны режима. В здравомыслии им не откажешь: конкуренция будет реальной, а с режимом у них есть определенные договоренности о допустимых количествах правды.

4. Не повзрослевшие, эта самая большая группа, в неё входят представители трёх первых групп и все сторонники «твердой руки», «крепких хозяйственников», «антикризисных менеджеров», «решайл» и прочих мифических персонажей. Адепты мифов объединены общими страхами — страхом принимать решения, страхом ответственности за мысли, действия и поступки, в конце концов, страхом перед собственной жизнью. Эти люди не способны управляться с собой вне пределов собственно кабинета или кухонного стола,
и готовы передать себя в рабство, не любому конечно, но высоко-рейтинговому харизматическому хозяйственнику (хозяину), тому, кто пообещает паёк, угол, и смену белья, но не обязательно даст…
И Ленин такой молодой, и Сталин не выпорот,
На новый круг или вперед? Свобода или цепь?